Адмирал Александр Василевич Колчак: краткий биографический очерк М.И. Смирнов

У нас вы можете скачать книгу Адмирал Александр Василевич Колчак: краткий биографический очерк М.И. Смирнов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В течение весны г. Наше командование Черноморским флотом принимало меры для борьбы с неприятельскими подводными лодками, заключавшиеся в постановке мин заграждения, сетей и бонов на подходах к нашим портам, но эти меры не давали хороших результатов. Мер по заграждению неприятельских портов не принималось. По пути из Ставки в Севастополь адмирал Колчак подробно обсуждал со мной план предстоящих действий и принял решение совершенно прекратить заграждения минами и сетями выходов из наших портов и все усилия сосредоточить на заграждении выходов из Босфора и Варны и на блокаде неприятельского флота.

Так как вокруг вопроса о рациональности такого решения до сих пор существуют расхождения мнений в русских морских кругах за границей, несмотря на достигнутые нами поразительно благоприятные результаты и на официальное признание нашими противниками правильности нашего плана, я остановлюсь здесь несколько подробнее на основаниях решения адмирала Колчака.

Существовало распространенное мнение, что минные заграждения, не обороненные постоянным присутствием вооруженной силы кораблей, находящихся в море , могут быть без особого труда вытралены неприятелем, а так как вследствие удаленности нашей главной базы флота Севастополя на миль от Босфора мы не можем постоянно держать достаточной силы в море у Босфора, то наше минное заграждение не может быть действительным.

Кроме того, поставленные нами мины стеснят в будущем вход нашего флота в Босфор в тот момент, когда мы будем вести операцию по завладению Босфором, далее наши мины стеснят действия наших же подводных лодок у Босфора, наконец, операции по постановке мин крайне рискованны и вызовут у нас большие потери, так как берега у Босфора укреплены сильными артиллерийскими батареями.

Все эти соображения, конечно, имели значение, но рассуждения адмирала Колчака были таковы:. Поэтому план овладения в будущем Босфором намечался следующий: Взвесив все эти соображения, адмирал Колчак еще в вагоне поезда принял непреклонное решение о характере предстоящих операций. Ни чего не оставалось делать, как ждать. Стало ясно, почему, несмотря на прекрасно организованную секретную агентуру, флот никогда не мог выйти вовремя в море для встречи противника, который успевал делать набеги на наши берега.

Адмирал Колчак тотчас же дал указания начальнику охраны Севастопольских рейдов организовать ночной выход флота в море с тем, чтобы эта новая организация уже действовала через двое суток, когда мы будем возвращаться с моря. Адмирал Колчак утвердил этот план. Флот вышел в море в 9 часов утра. Взяли курс согласно плану.

Погоня продол жалась до вечера. По возвращении в Севастополь согласно указаниям адмирала Колчака, я принялся за разработку планов заграждений Босфора и Варны минами.

Первоначально встретились большие препятствия. Миноносцы совсем не были обучены постановке мин заграждения. Самих мин в Севастополе было только около , потребность же определялась не мене Наконец, начальник минной бригады подал адмиралу Колчаку докладную записку, в которой заявил, что считает идею заграждения Босфора минами бесцельной, вредной и рискованной. Пришлось выполнять план без его участия. Все эти препятствия были вскоре устранены. Морской министр обещал присылать в Севастополь мины в большом количестве.

Миноносцы начали занятия по обучению постановке мин. Уже в конце июля мы приступили к операциям по минированию Босфора. Хотя я был флаг-капитаном Оперативной Части, но по особым обстоятельствам адмирал Колчак, когда мы были уже в море, приказал мне вступить в непосредственное командование дивизионом миноносцев, ставивших заграждения.

В дальнейшем было произведено таким же путем заграждение Варны. Затем мы стали периодически усиливать поставленные заграждения. Были специально оборудованы мелкосидящие суда, которые ставили мины поверх раньше поставленных. В течение трех месяцев нами было поставлено более мин. Результат превзошел самые смелые ожидания. Неприятель потерял на наших минах 6 подводных лодок, и с середины ноября года до конца командования флотом Адмиралом Колчаком ни одна подводная лодка, ни один неприятельский военный корабль, ни один пароход не выходил из Босфора в море.

Подвоз угля в Константинополь из единственного Турецкого угольного порта Зунгулдак, расположенного на берегу Черного моря, прекратился, и Турецкая Империя начала чувствовать угольный голод. Плавание по морю наших пароходов-транспортов совершалось с полной безопасностью, как в мирное время. Задача снабжения наших армий значительно облегчилась. Потери наших транспортов за все время командования флотом Адмиралом Колчаком состояли в одном пароходе. Я не могу подробно останавливаться на ходе войны на Черном море, так как это заняло бы много места, скажу только, что дальнейшая деятельность состояла в поддержке армий, действующих в Румынии, в обороне устья реки Дунай и в подготовке к десанту на Босфор.

В конце года была получена директива из Ставки Верховного Главнокомандующего, указывающая, что взятие нами Босфора должно совершиться в то время, когда в результате предположенного наступления наших армий на главном фронте силы центральных держав дрогнут. Это предполагалось летом года. По указаниям адмирала Колчака был разработан план десанта, подготовлена транспортная флотилия для этой цели, разработаны тактические наставления для производства высадки, службы связи и т.

Адмирал немедленно послал телеграмму коменданту Севастопольской крепости с приказанием прекратить почтовое и телеграфное сообщение Крыма с остальной Россией до выяснения положения, чтобы не смутить настроения команд флота и населения непроверенными известиями. Адмирал немедленно вернулся на миноносце в Севастополь. Там уже были получены телеграммы на его имя от Председателя Государственной Думы Родзянко с изложением событий и извещением, что правительство в Петрограде арестовано и комитет членов Государственной Думы временно взял на себя функции правительства.

Адмирал Колчак собрал совещание флагманов и старших начальников крепости и порта, сообщил им содержание полученных телеграмм и предложил им сообщить об этом офицерам и командам, призывая последних сохранять спокойствие и исполнять долг службы по-прежнему.

Кроме того, адмирал заявил, что в дальнейшем известия о событиях будут немедленно сообщаться для сведения служащих и работающих на флоте, в крепости и в порту. Адмирал дал указания старшим начальникам сообщать подчиненным о ходе событий, чтобы известия о них приходили к командам от их прямых начальников, а не со стороны от разных смутьянов и агитаторов. Почтовое и телеграфное сообщение с Крымом было восстановлено, так как обстановка более или менее прояснилась. На флоте, в порту и в крепости все было спокойно и беспорядков не происходило.

Через несколько дней были получены манифесты об отречении от престола Государя Императора Николая II и Великого Князя Михаила Александровича и сообщение из ставки Верховного Главнокомандующего о том, что в прощальном приказе Государь повелел армии и флоту подчиняться Временному Правительству.

В то же время турки дали несколько открытых радиотелеграмм, которые были приняты на кораблях с извращенным изложением происходящих событий и с призывом к Черноморскому флоту перестать воевать.

На кораблях все было спокойно и служба шла нормально. По лучение этого приказа имело большое влияние на разрушение дисциплины; начались митинги, и влияние офицеров на команду стало падать. Было ясно, что флот идет к разложению и что наложение дисциплинарных взысканий офицерами на нижних чинов стало невозможно. Необходимо было найти новые методы влияния на команды. Адмирал приказал всем свободным от службы офицерам флота, порта и гарнизона крепости собраться в морском собрании, где он произнес речь, призывая офицеров сплотиться с командой во имя спасения родины, напрячь все силы для успешного завершения войны, влиять своим примером на подчиненных и исполнять свой долг до конца.

Вдохновенная речь адмирала Колчака произвела громадное впечатление. После него говорили в том же духе несколько офицеров. Затем на трибуне собрания неожиданно появились матрос, солдат и рабочий, которые заявили, что они прибыли с митинга, на котором были представители этих трех категорий и которые поручили им заявить, что они безусловно верят адмиралу Колчаку, будут исполнять его приказания, слушаться офицеров и будут продолжать войну до победного конца.

Они предложили организовать на каждом корабле и в каждой отдельной части комитет из представителей офицеров и команды с целью влиять на команду в духе сохранения дисциплины и поддержания боеспособности. Постановления комитетов могли приводиться в исполнение, только если они будут утверждены командиром части. Постановления этого комитета представляются на утверждение Командующему Флотом. При выходе из Морского Собрания огромная толпа жителей города, матросов и солдат устроила овацию адмиралу Колчаку: Казалось какая-то возможность продолжать войну и поддерживать дисциплину существовала.

Комитеты были установлены, и в течение первого времени их деятельность была плодотворна. Флот продолжал выполнять боевые операции, и минное заграждение у Босфора поддерживалось новыми постановками мин. В самом начале революции Адмирал Колчак сделал заявление Военному и Морскому Министру, что он считает возможным продолжать Командование Флотом до тех пор, пока не наступит одно из трех обстоятельств: В начале марта Адмирал Колчак предложил мне вступить в должность Начальника Штаба Черноморского Флота, так как бывший Начальник Штаба Контр-Адмирал Погуляев по причинам, не имеющим ничего общего с его деятельностью во флоте, должен был уйти.

Я доложил Адмиралу, что готов служить в какой угодно должности в Черноморском Флоте до тех пор, пока он им командует. В середине марта Военный и Морской Министр Гучков просил Адмирала Колчака прибыть в Петроград, а затем в Псков на совещание Главнокомандующих и Командующих армиями для обсуждения общего положения на фронте.

Совещание состоялось под председательством Временного Верховного Главнокомандующего генерала Алексеева. В нем выяснилось полное разложение армии и Балтийского флота и невозможность продолжать войну, если процесс разложения не будет остановлен и дисциплина восстановлена.

По возвращении в Севастополь Адмирал решил обратиться с патриотическим призывом к командам и указать им на опасность, грозящую Родине вследствие создавшегося положения.

Адмирал собрал в помещении цирка представителей от всех частей флота, порта и крепости и произнес прекрасную, полную патриотизма речь. Он рассказал про положение на фронте, указал на цели войны, на гибельность для России, если она выйдет из состава воюющих, так как какая бы сторона ни одержала победу, России придется заплатить своим достоянием победившей стороне, будь то враги или союзники.

Это грозит потерей наших окраин. Адмирал указал, что Россия существует и каждый ее сын должен исполнить патриотический долг. Речь Адмирала произвела громадное впечатление. В командах создался небывалый подъем духа, и они решили выбрать из своей среды делегатов в человек для отправления на фронт с целью противодействия разрушительной агитации и воздействия своим примером на части армии в духе патриотизма.

Московский Городской Голова просил Адмирала Колчака прислать ему копию его речи, так как Московская Городская дума постановила отпечатать эту речь в 10 миллионах экземпляров для распространения среди населения России. Престиж Адмирала Колчака стоял чрезвычайно высоко, казалось, что офицеры и команды готовы были следовать за ним всюду, куда он их поведет.

Адмирал это сознавал и прилагал все свои силы для поддержания боеспособности флота. Черноморская делегация была отправлена. Она, по-видимому, приложила много стараний в направлении остановления разрушительных процессов. В состав делегации попали наиболее патриотично настроенные и способные матросы и солдаты, но уход их из Черноморского флота ухудшил положение во флоте, так как подняли голову темные, разрушительные силы. Большевистская пропаганда усилилась и появились случаи крупного нарушения дисциплины.

В начале мая Центральный Комитет Флота по ничтожному поводу арестовал старшего помощника капитана над Севастопольским портом генерал-майора Петрова, несмотря на запрещение Адмирала Колчака производить арест.

Адмирал послал телеграмму Временному Правительству с просьбой назначить ему преемника, так как он не находит возможным командовать флотом, если его приказания не исполняются. Временное Правительство прислало грозную телеграмму, обращенную к Центральному Комитету с приказанием освободить генерала Петрова, что и было исполнено. Комитет присмирел и проявил опять покорность Командующему флотом. Чувствовалось, что если правительство проявит твердость, то можно будет восстановить прежний порядок.

Вместо проявления твердости он произнес несколько демагогических речей и благодарил комитет за исполнение просьбы Временного Правительства. Комитет получил одобрение, и его позиция от речей Керенского только укрепилась.

После отъезда Керенского разрушительный процесс в Черноморском флоте усилился. Из Балтийского флота прибыла делегация большевиков, одетых в матросскую форму, они стали открыто вести пропаганду против Адмирала Колчака; они говорили на митингах: Их речи имели большое влияние на некультурные массы матросов, солдат и рабочих. Влияние офицеров быстро падало. В начале июня митинги приняли угрожающий характер. Центральный Комитет, пытавшийся удерживать солдат, сам потерял влияние. Команда его заявила, что, хотя она и уважает своего командира лейтенанта Веселого, но он человек слишком храбрый, поэтому воевать под его начальством опасно.

Балтийские делегаты агитировали и наэлектризовывали толпу. Толпа требовала отобрания ручного оружия от офицеров и ареста их. Вечером пришло известие, что на берегу начались аресты офицеров. Адмирал Колчак пробовал восстановить спокойствие, взывая к патриотизму людей, но это было тщетно. Около 2 часов дня 9-го июня было получено известие, что на некоторых кораблях команда отобрала оружие от офицеров, и через короткое время была принята радио-телеграмма от делегатского собрания с приказанием судовым комитетам отобрать от офицеров оружие.

Судовой комитет флагманского корабля явился к Адмиралу Колчаку в каюту с требованием выдать его оружие. Адмирал просто прогнал их вон. Затем он приказал поставить команду корабля во фронт и произнес речь, в которой указал на гибельные для родины поступки матросов, разъяснил оскорбительность для офицеров отобрания от них оружия, сказал, что даже враги японцы не отобрали от него его Георгиевскую саблю после сдачи Порт-Артура, а они, русские люди, с которыми он делил все тягости и опасности войны, нанесли ему такое оскорбление, но он им своего оружия не отдаст, и они его не получат ни с живого, ни с мертвого.

После этого он выбросил саблю в море. Затем Адмирал призвал к себе следующего по старшинству флагмана контр-адмирала Лукина и предложил ему вступить в командование флотом. Временному Правительству он послал телеграмму с извещением о происшедшем.

В полночь с 9-го на е июня Адмирал Колчак приказал спустить свой флаг Командующего флотом. Тогда же была получена телеграмма Временного Правительства, подписанная Князем Львовым и Керенским, следующего содержания цитирую по памяти:. На вокзале собрались проводить некоторые офицеры флота и при отходе поезда один из них, обращаясь к Адмиралу, крикнул: С его назначением деятельность русских миноносцев еще усилилась.

Сообщение с Зунгулдаком было значительно стеснено. Подвоз угля был крайне затруднен. Угольный голод в Турции все больше давил.

Летом года Русские поставили приблизительно мин. Для этого они пользовались ночами, так как только ночью можно было подойти к берегу. На все надобности Оттоманской Империи пришлось ограничиться Пришлось сократить железнодорожное движение, освещение городов, даже выделку снарядов. При таких безнадежных для Турции обстоятельствах начался год. К лету деятельность русского флота стала заметно ослабевать. Россия явно выходила из строя союзников, ее флот умирал.

Революция и большевистский переворот его добили. В декабре стали беспрепятственно доставлять уголь из Зунгулдака в Константинополь. Оттоманская Империя стала оживать. Во время пути из Севастополя в Петроград Адмирал Колчак находился в очень тяжелом состоянии духа.

Судьба Родины его тревожила, он сознавал, что Отечество идет быстрыми шагами к гибели; Сделанное Временным Правительством обвинение в допущении им бунта его оскорбило. Он прилагал все свои силы для сохранения боеспособности флота, но законы, вводимые Временным Правительством, противоречили всем установившимся понятиям об устройстве воинской силы и разлагали армию и флот. Никакие меры отдельных начальников не могли остановить этого разложения.

Адмирал в вагоне высказывал мнение, что главным врагом России является Германия, дошедшая до таких низменных способов ведения войны, как доставка в Россию Ленина в запломбированном вагоне.

Адмирал говорил, что для сокрушения Германии он отдаст все свои силы, хотя бы сражаясь в рядах союзников. Он верил их благородству, считал себя связанным с ними долгом чести на поле брани и надеялся, что, победив Германию, союзники помогут восстановлению Национальной России.

Колчак доложил свой взгляд на состояние вооруженных сил, на явный проигрыш войны, на необходимость восстановления дисциплины путем наказания смертной казнью за неисполнение Приказаний начальников, на опасность гибели страны и приближения большевизма. В Петрограде в это время находилась американская миссия сенатора Рута, в составе которой был морской представитель Адмирал Глэнон.

Последний обратился к Адмиралу Колчаку с просьбой прибыть в Америку, дабы передать американскому флоту сведения и опыт по под готовке десантных операций на Босфоре, так как в Америке имелась идея предпринять самостоятельную операцию по завладению Дарданеллами. Видя невозможность применить свои силы в родном флоте, Адмирал Колчак согласился на предложение Американцев, которое затем было сделано им в официальной форме временному правительству, и Адмирал начал готовиться к поездке в Соединенные Штаты.

Популярность Адмирала в России была чрезвычайно велика. Различные политические организации его приветствовали, газеты национального направления указывали на него как на диктатора.

Эти организации пригласили Колчака объединить их деятельность и стать во главе движения. Началась работа в этом направлении.

Колчак решил остаться в России. Однажды вечером мы получили известие, что наша организация раскрыта Керенским. На другой день Адмирал Колчак получил собственноручное письмо от Керенского с приказанием немедленно отбыть в Америку.

В Лондоне он был чрезвычайно любезно принят Первым Морским Лордом Адмиралом Джеллико, который предложил адмиралу идти в Америку на английском вспомогательном крейсере.

По прибытии в Америку выяснилось, что операция против Дарданелл не будет осуществлена. Пребывание Колчака свелось к осмотру Американского флота, заводов и портов. Адмирал решил вернуться в Россию через Японию. Накануне отбытия из Сан-Франциско было получено известие о большевистском перевороте. Прибыв в Японию в начале ноября года, адмирал узнал о событиях в России, о подробностях большевистского переворота и о начале мирных переговоров между большевиками и Германией.

Брест-Литовский мир явился для него тяжелым ударом как и для всякого русского, любящего свое Отечество. Верный своему союзному слову, адмирал решил сражаться против Германии в рядах союзных войск и обратился через Английского посла в Токио к Английскому Правительству с просьбой принять его в английскую армию хотя бы рядовым.

Через некоторое время был получен ответ с извещением, что адмирал принят в английскую армию и ему предлагается отправиться в. Бомбей в штаб Индийской армии для дальнейшего назначения на Месопотамский фронт. Адмирал вые хал по назначению. По прибытии в Сингапур он получил телеграмму от английского правительства, в которой сообщалось, что вследствие изменившейся обстановки на Месопотамском фронте и ввиду просьбы русского посланника в Пекине князя Кудашева английское правительство считает, что адмиралу следует направиться в Пекин, где поступить в распоряжение князя Кудашева.

О цели поездки в Пекин адмирал ничего не знал, но решил исполнить указание англичан. Прибыв в Пекин, адмирал узнал от князя Кудашева, что на юге России уже идет борьба с большевиками под предводительством генералов Алексеева и Корнилова и что необходимо начать создавать вооруженную силу и на Дальнем Востоке в полосе отчуждения Восточно-Китайской железной дороги.

Средства для этого имелись в виде ассигнований на содержание Заамурского округа пограничной стражи. Вскоре было оформлено назначение нового правления железной дороги, в состав которого вступил адмирал Колчак. Он переехал в Харбин, где начал заниматься новым делом. Обстановка была такова, что работа не могла быть продуктивной. В полосе отчуждения уже имелось несколько русских вооруженных отрядов, которые враждовали между собой. В западной части дороги в направлении на Забайкалье действовал отряд хорунжего Семенова, отказавшегося подчиняться Адмиралу Колчаку и действовать совместно с другими отрядами.

Попытки Адмирала установить одну общую организацию, сделанные им путем личного обращения к Семенову, были безрезультатны. Возможно было бы объединить отдельные организации, установить снабжение их из одного общего источника. Японцы снабжали и поддерживали отряд Семенова, на обращение к ним Правления железной дороги о выдаче снабжения отряду Семенова через общую организацию японцы через своего военного представителя в Харбине ответили отказом.

Адмирал Колчак увидел, что ничего сделать нельзя, и отправился в Японию для личных переговоров с японским военным министерством. Тем временем в России произошли крупные события. Добровольческая армия освободила от большевиков области на юге России. Сибирь была освобождена при содействии чехо-словаков. На Волге, в Самаре, образовалась противубольшевистская власть.

Наконец, в Уфе было собрано Государственное Совещание, на котором произошло объединение противубольшевистских правительств и образование Всероссийской Власти с Директорией из пяти лиц. Адмирал Колчак решил ехать через Сибирь и Уральск в Севастополь, где находилась его семья, и где он мог принять участие в борьбе с большевиками в рядах Черноморского флота.

Доехав до Омска, он был там задержан директорией, сделавшей ему предложение принять участие в ее работе в качестве Военного и Морского Министра Всероссийского Правительства.

Новому правительству необходимо было привлечь в свой состав человека, пользующегося всеобщей известностью, безупречной честности и высокого патриотизма. Адмирал сначала отказался вследствие недостаточного знакомства с деталями сухопутного военного дела, но за тем, по настоянию местных деятелей дал свое согласие, считая долгом патриота работать для восстановления национальной России.

В это время шла борьба между членами директории и Сибирским Правительством, окончившаяся победой Сибирского Правительства, низвержением директории и провозглашением Адмирала Колчака Верховным Правителем России.

Чтобы понять причины этого переворота, необходимо остановиться на обстоятельствах образования Директории. Во время свержения власти большевиков в Сибири и в Приволжье чехословацкими войсками, при содействии вновь сформированных Русских отрядов, состоявших из офицеров и волонтеров, в освобожденных областях образовались новые правительства, главнейшими из которых были следующие: Прочтя его, Колчак увидел, что его задача выполнена, и в августе отправился обратно на Ново-Сибирские острова.

Осмотрев по пути склады, которые были заложены для барона Толя, он увидел, что все они были нетронуты; поэтому факт гибели Толя становился несомненным, Через 42 дня плавания на вельботе А.

Колчак со своей партией вернулся к своему исходному пункту около мыса Медвежьего на острове Котельникова. Там он оставался до замерзания моря и в октябре перешел на материк в Устьянске.

Все его спутники были целы и невредимы. Соединившись с Оленьиным и его партией, Колчак отправился на собаках в Верхоянск и затем в Якутск, куда прибыл в январе, накануне начала Русско- Японской войны. Совершив эту чрезвычайно трудную, рискованную и ответственную экспедицию, молодой лейтенант Колчак показал себя смелым и предприимчивым исследователем, которого не останавливают никакие трудности для завершения задуманного дела.

Уже после Русско-Японской войны в Петербурге он разработал результаты своих двух экспедиций и свои труды по гидрологии и магнитологии. Одним из результатов его работ явилось его печатное сочинение: За свои работы лейтенант Колчак получил в году высшую награду Императорского Географического Общества — Большую Константинов скую золотую медаль. Книги похожие на "Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк " читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Отзывы читателей о книге "Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк ", комментарии и мнения людей о произведении. Смирнов - Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк. Смирнов - Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк " в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Колчака, тем желает внести и свою небольшую дань к прославлению памяти этого исключительного моряка, воина и патриота. Минует лихолетие, воскреснет Россия и благодарный русский народ не забудет своего Вождя, в безвременье жизнь свою отдавшего в борьбе за честь и счастье нашей Родины.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк " Книги похожие на "Адмирал Александр Васильевич Колчак краткий биографический очерк " читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Николай Телешев - Александр Васильевич Суворов. Его жизнь и дела. Герман Смирнов - Рассказы об оружии. Игорь Можейко - История Бирмы: Николай Копылов - Белые полководцы. Царинный - Украинское движение: Сергей Дроков - Адмирал Колчак и суд истории. Александр Путятин - Огнем и мечом. Сергей Дроков - Александр Васильевич Колчак.

Александр Широкорад - Турция. Владимир Берг, фон - Последние гардемарины Морской корпус. Михаил Геллер - Вехи летия.

Руководствуясь этим планом, Колчак вскоре нашел место, где останавливался барон Толь со своей партией, там были коллекции, геодезические инструменты и краткий дневник, из которого выяснилось, что барон Толь прибыл на остров Бенета летом года и, не имея достаточно запасов провизии, решил заняться охотой и перезимовать на острове.

Но охота была неудачна, поэтому в конце ноября он принял отчаянное решение — идти на юг в то время, когда уже наступила полярная ночь, когда температура понижается до сорока градусов и море уже покрыто льдом, по которому почти невозможно двигаться ни на собаках, ни на шлюпках, ни пешком.

Дневник кончался указанием, что барон Толь выступил. Прочтя его, Колчак увидел, что его задача выполнена, и в августе отправился обратно на Ново-Сибирские острова. Осмотрев по пути склады, которые были заложены для барона Толя, он увидел, что все они были нетронуты; поэтому факт гибели Толя становился несомненным, Через 42 дня плавания на вельботе А.

Колчак со своей партией вернулся к своему исходному пункту около мыса Медвежьего на острове Котельникова. Там он оставался до замерзания моря и в октябре перешел на материк в Устьянске. Все его спутники были целы и невредимы. Соединившись с Оленьиным и его партией, Колчак отправился на собаках в Верхоянск и затем в Якутск, куда прибыл в январе, накануне начала Русско— Японской войны.

Совершив эту чрезвычайно трудную, рискованную и ответственную экспедицию, молодой лейтенант Колчак показал себя смелым и предприимчивым исследователем, которого не останавливают никакие трудности для завершения задуманного дела. Уже после Русско-Японской войны в Петербурге он разработал результаты своих двух экспедиций и свои труды по гидрологии и магнитологии. Одним из результатов его работ явилось его печатное сочинение: За свои работы лейтенант Колчак получил в году высшую награду Императорского Географического Общества — Большую Константинов скую золотую медаль.

Как выше сказано, вскоре по прибытии в Якутск А. Колчак узнал о начале войны с Японией. Считая, что долг военного человека обязывает его принять активное участие в войне, он по телеграфу обратился в Академию Наук с просьбой вернуть его в Морское Ведомство и также обратился в Морское Министерство за разрешением следовать в Порт-Артур. Первоначально Академия Наук не хотела отпустить Колчака, но после его личного обращения к президенту Академии Великому Князю Константину Константиновичу разрешение было получено и Александр Васильевич, сдан дела по экспедиции, коллекции и ценности Оленьину для доставки в Петербург, отправился в Иркутск, куда прибыли его отец и его невеста Софья Федоровна Омирова.

Обвенчавшись в марте года в Иркутске, А. Колчак отправился в Порт-Артур, а его молодая жена в С. Его организм, подорванный трудами и лишениями двух полярных экспедиций, не выдержал нового напряжения, он заболел воспалением легких в тяжелой форме и слег в госпиталь.

Оправившись от болезни, в июле Колчак вернулся на миноносец, но к осени опять начали сказываться последствия пребывания на крайнем севере у него появились признаки суставного ревматизма. Продолжая командовать миноносцем, уже через силы, А. Болезнь тем временем сильно развивалась, и в связи с перенесением центра тяжести обороны Порт-Артура на береговой фронт А. Колчак был переведен на сухопутный фронт командовать батареей морских орудий.

Во время пребывания на этой должности он был легко ранен. Ко времени сдачи крепости Колчак едва мог ходить и после сдачи ее лег в госпиталь. В госпитале в Порт-Артуре он пробыл до апреля года, когда был перевезен в Японию в город Нагасаки. Здесь партия раненых и больных русских офицеров получила предложение Японского Правительства пользоваться лечебными заведениями и водолечебницами Японии или же, если они хотят, то вернуться в Россию без всяких обязательств.

Все они предпочли вернуться, и А. Колчак отправился через Канаду в С. Во время командования миноносцем в Порт-Артуре он получил высокую военную награду — Георгиевское Оружие.

После заключения Портсмутского мира с Японией и потери нашего флота на дальнем Востоке, к счастью для нашей родины, дух офицерского состава не был сломлен. Чувство горькой обиды и желание работать для возрождения флота ярко пробудилось в личном составе.

В раз личных портах образовались кружки морских офицеров, поставивших себе задачей разрабатывать военно-морские вопросы в связи с реформами морского дела и воссозданием флота. Это движение встретило покровительство высшего морского начальства, и уставы кружков были утверждены.

Морские офицеры были воспитаны в традициях преданности и верности Престолу и Отечеству, и они отнюдь не занимались вопросами внутренней политики, а разрабатывали исключительно вопросы стратегии, тактики, организации и техники. Особенно оживлена была деятельность С. Собрания кружка были полны интереса, здесь выковывалась и кристаллизировалась военная мысль среди офицеров флота.

Весной года был учрежден Морской Генеральный Штаб учреждение, на которое была возложена разработка планов войны на море, мероприятий по подготовке флота к войне и по его организации.

Морской Генеральный Штаб состоял из нескольких отделов, и начальником организационно-тактического отдела был назначен А. В штабе он являлся одним из самых деятельных работников. Не было вопросов оперативного, тактического или организационного характера, в разработке которых его мысль не приняла бы самого близкого участия.

В связи с учреждением Государственной Думы и рассмотрением программы создания вооруженных сил в русском обществе возбудился сильный интерес к морскому делу. Встали вопросы, нужен ли России флот, если нужен, то какой, можем ли мы справиться со сложной техникой современного морского дела и т.

Морской Министр генерал-адъютант И. Диков решил пойти навстречу запросам общества и разрешил офицерам, служившим в Морском Генеральном Штабе, выступать с докладами в различных общественных собраниях и в собеседованиях членов Государственной думы.

Образовалась группа из четырех-пяти офицеров, распределивших между собой различные основные вопросы, во главе этой группы стоял А.

Речи его были замечательны. Своей убежденностью, логичностью, искренностью, ясностью изложения он производил глубокое впечатление на слушателей, и скептическое отношение общества и думы к флоту сменилось полным сочувствием. Это произошло главным образом под влиянием речей Колчака. Результат, конечно, сказался не сразу, так как для фактического начала по стройки флота надо было провести внутренние реформы Морского Ведомства и реорганизовать заводы. Работая по возрождению флота, А. Колчак продолжал интересоваться полярными исследованиями.

Начальник главного Гидрографического Управления генерал-лейтенант Вилькицкий предложил Колчаку организовать экспедицию для исследования Северного Морского Пути из Тихого Океана через Берингов пролив, вдоль северных берегов Сибири, к Мурманскому берегу. Колчак разработал этот проект и подал его Вилькицкому. Это было в г. В это время морским министром был назначен адмирал И. Григорович, который энергично взялся за дело воссоздания флота и решил провести в жизнь проекты Морского Генерального Штаба.

Новый министр решил, что участие Колчака в его работе необходимо, и приказал ему оставить экспедицию и вернуться в Петербург. Колчак прибыл в Петербург зимой г. Во время пребывания на этой должности он детально разработал план войны на Балтийском море, основы которого были установлены еще в году, малую и большую программы судостроения и оборудования портов и приморских крепостей, основы мобилизации флота и т.

Морской Министр провел все эти планы в жизнь, получив согласие Государственных думы и Совета на ассигнование необходимых средств. Этот период деятельности Морского Министерства следует считать наиболее продуктивным в смысле проведения в жизнь намеченных ранее мероприятий.

К этому времени все основные вопросы подготовки к войне уже были разрешены, оставалось только руководить проведением их в жизнь. Главная деятельность Колчака заключалась в продолжении подготовки флота к войне и в тактическом его обучении. Мобилизация флота прошла в изумительном порядке, по планам, подготовленным Колчаком.

Каждый командир судна Балтийского флота помнит, как по сигналу о мобилизации, распечатав всегда хранившийся у него оперативный пакет, он точно знал свою задачу, место сосредоточения, планы минных заграждении и т. С началом мобилизации был успешно выполнен план загражденья выхода из Финского залива минами — между островом Нарген и мысом Паркалауд было поставлено восемь линий, из мин. Благодаря этим минам неприятельский флот, несмотря на подавляющее превосходство сил над нами, в течение всей войны ни разу не пытался форсировать вход в Финский залив.

Колчак, как флаг-капитан оперативной части, руководил всеми операциями флота и лично участвовал в выполнении их. Когда командующий флотом ходил в море, Колчак всегда был с ним, когда же операции производились под командованием других флагманов, Колчак ходил в море, чтобы помочь своим советом и знанием обстановки. Он считал, что для того, чтобы составлять оперативные планы, необходимо лично участвовать в их выполнении, иначе планы могут не соответствовать обстановке.

Это решение было чрезвычайно смелым и рискованным, так как наши старые и тихоходные крейсеры и миноносцы могли быть просто уничтожены превосходящими силами противника. Колчак лично принял участие в выполнении этих операций, и некоторые из них были произведены под его непосредственным командованием. Здесь проявились свойства Колчака как вождя, его активность, умение брать на себя ответственность, уменье учитывать риск, непреклонность решений.

Для характеристики приведу два случая: На крейсере держал флаг адмирал — начальник отряда минных заградителей, на ответственности которого было выполнение операции.