Это было в Ленинграде Александр Чаковский

У нас вы можете скачать книгу Это было в Ленинграде Александр Чаковский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Глубина фронта равнялась расстоянию между двумя станциями на этой дороге. Сейчас десятки тысяч вооружённых людей, тысячи орудий и бронепоезда штурмовали эти несколько десятков километров. Многих названий деревень и станций, в которых теперь заключался для нас такой огромный смысл, я раньше просто не знал. Для нас слово "Ленинград" не было только названием города. Оно приобрело значение лозунга. Оно стало синонимом слова "прорыв". Среди нас было много ленинградцев. Они изредка получали письма "оттуда".

В тот вечер письмо из Ленинграда получил Губин. Он читал его, держа на коленях и опустив голову. Я не получал писем из Ленинграда. Я не знаю почему. Там жила женщина, которую я любил. В мирное время мы часто писали друг другу. Я приезжал к ней по нескольку раз в год.

Она ждала меня на Московском вокзале и брала из моих рук маленький чемодан. У нас не было бурных встреч, мы встречались так, как будто лишь вчера расстались. Иногда мы шли к ней, за Нарвскую заставу, где жила её мать и маленькая дочка, но чаще ко мне в гостиницу.

Мы садились на подоконник, раскрывали окно, если это было весной или летом, и смотрели на Исаакий и на широкую площадь. Мы не ездили на острова и на взморье и не катались с американских гор. Мы вообще мало гуляли. Нам было хорошо вдвоём. Я вдруг перестал получать от неё письма.

Я почувствовал себя так, как будто всю жизнь летел и вдруг упал на землю. Всё вокруг меня ещё летело куда-то по инерции, но я стоял на месте. Я отправил много писем ей и её знакомым - ответа не приходило. Я перечитывал её старые письма, стараясь забыть о датах, и каждый раз её слова звучали для меня по-иному.

Подумать только, что я был от неё в четырёх часах езды на "Стреле". И я был совершенно беспомощен. Когда Губин прочёл отрывок из своего письма, я вздрогнул. Мне это не приходило в голову. Я не допускал даже мысли, что именно это причина её молчания. Я попросил Губина дать мне прочесть всё письмо.

Там было много страшного. Я несколько раз перечитал подпись, чужое мне имя. У нас уже утро Чаковский Александр Это было в Ленинграде. У нас уже утро Автор. JK 0 Комментариев ; пришло от karp. Чеширко 0 Комментариев ; пришло от urimur Список книг со сказочной атмосферой 0 Комментариев ; пришло от harshow. Популярные книги раздела Советская классическая проза.

Скачать книгу год 8. Скачать книгу год Скачать книгу год 1. Мы выглядели комично в новом, непригнанном обмундировании. Мы — это я и Губин; Венцель в прошлом был военным. Он единственный из нас походил на командира. Мы подтрунивали друг над другом, цитировали Швейка и менялись снаряжением. В поезде была своя электростанция, и в вагоне горело электричество, но лампы светили тускло.

Мы жили в постоянном полумраке. Кругом были лес и снег. В ту пору мы ещё не знали, что под снегом скрываются бесконечные непросыхающие болота. В первый день по приезде я увидел северное сияние, очень бледное и напоминавшее рассвет.

Над горизонтом краснело зарево. Оно гораздо больше походило на северное сияние — такое, как его рисуют на картинках. Жизнь в мирном поезде казалась нам дезертирством. Каждый из нас стремился скорее попасть на фронт. Я, как только приехал, спросил редактора, когда же можно выехать.

В ту зиму мы многое пережили, многому научились: В ту зиму наш фронт наступал. Был сделан прорыв, и силами кавалерийского корпуса взято много деревень и железнодорожных станций. Наши войска двигались по линии железной дороги, соединяющей Москву с Ленинградом. Глубина фронта равнялась расстоянию между двумя станциями на этой дороге.

Сейчас десятки тысяч вооружённых людей, тысячи орудий и бронепоезда штурмовали эти несколько десятков километров. Многих названий деревень и станций, в которых теперь заключался для нас такой огромный смысл, я раньше просто не знал. Оно приобрело значение лозунга. Среди нас было много ленинградцев.

В тот вечер письмо из Ленинграда получил Губин. Он читал его, держа на коленях и опустив голову. Я не получал писем из Ленинграда. Я не знаю почему. Там жила женщина, которую я любил. В мирное время мы часто писали друг другу. Я приезжал к ней по нескольку раз в год. Она ждала меня на Московском вокзале и брала из моих рук маленький чемодан. У нас не было бурных встреч, мы встречались так, как будто лишь вчера расстались.

Иногда мы шли к ней, за Нарвскую заставу, где жила её мать и маленькая дочка, но чаще ко мне в гостиницу. Мы садились на подоконник, раскрывали окно, если это было весной или летом, и смотрели на Исаакий и на широкую площадь. Мы не ездили на острова и на взморье и не катались с американских гор. Мы вообще мало гуляли.