Новеллы про химеры Александр Ковинька

У нас вы можете скачать книгу Новеллы про химеры Александр Ковинька в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Все поля Автор Заглавие Содержание. Или введите идентификатор документа: Справка о расширенном поиске. Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск.

Список полей представлен выше. По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

Жениху — пятьдесят пять, невесте — двадцать пять. Возраст не помеха, целуются на свадьбе хорошо. Поцеловались, а кто-то и спросил жениха: У которой — Гриць, Петрик, Катя и Варя! Ох, какие каверзные люди! Спросили и весеннюю свадьбу испортили. Приехала кинопередвижка— замок сняли. Уехала — замок повесили. Со временем кто-то спохватился. Давайте,— говорит,— прицепим большой! Тогда здоровенную железяку смогут увидеть не только сельские руководители, а и районные.

А если протрет глаза, то сможет узреть и сам голова — председатель правления клуба. У меня,— говорит,— есть предложение: Хоть удивляйтесь, говорим, хоть не удивляйтесь, а большой замок первым заметил отец пресвитер.

На мотоцикле подкатил, радостно висящую железяку поцеловал и молитвенно прошептал: Просили тебя, о боже всевидящий, сотворить чудо, и ты, милостивый, соблаговолил: Слава в вышних богу! В районный отдел культуры. Имели намерение караул кричать. Но нас тронули за рукав. Звеньевая из того села смекнула.

Пишет — два замка на дверях висят? Ей-богу, он не туда глазами смотрел. На нашем клубе уже три месяца не только замков, но и самих дверей нет! Поехали мы тогда на место происшествия. В самом деле — село хорошее, цветущее. Хаты чистенькие, улицы ровненькие. В селе есть больница, школа-десятилетка, электростанция, радиоузел Собственно, есть, но он набок накренился. Бросились к дверям — нет!

Двери для курятника забрали. А окна с рамами, по строго установленному лимиту, знакомым раздали. Мы к людям — почему, что, как? Пошли мы к голове сельсовета, а с ним направились к голове колхоза, а потом к голове потребительской кооперации и уже все вместе бодро двинулись к голове правления клуба. Собрались и, как водится у добрых людей, сели за круглый стол. Первым произнес речь голова сельсовета: Голова колхоза выразительнее обещал и громче кулаком по столу стучал: Библиотеке две комнаты выделим, читальный зал отгрохаем Голова кооперации скромнее обещал: Журналы и газеты выпишем.

Пусть люди читают, пусть знания приобретают. Приятную речь произнес и голова правления клуба: Короче говоря, все головы клуб на ноги искренне поставить обещали и свои клятвенные обещания сполна в протокол записали. Прошел день, неделя, месяц Получаем из кип же села удивительное письмо. Постучал-постучал голова сельсовета зубами — и скорее к голове колхоза: Говори —ты обещал окна вставить?

Ты кричал — пусть будет тепло в библиотеке? Так я что же Я же материалы отпускал Словом, все вышеупомянутые головы собрались в холодном клубном зале. А голова кооперации головой голову правления клуба— раз!

Может, и в вашем районе такое чудное и грустное бывает. И много, и хорошо, и глубоко. Посадили в те ямки молоденькие деревца. Засыпали корешки землей и сказали — точка! Замахали веточками, затрепетали листиками. Вверх начали тянуться стройные ростки. А чтобы ни коза, ни поросенок или еще какая-нибудь скотина с копытцами туда не полезла, эти деревца предусмотрительно огородили новенькой, крепкой оградой.

Пусть никто не скачет и зеленых веточек не ломает! Пусть молодое дерево растет, расцветает! Кажется, на этом пункте можно и закончить наше деловое заседание. Так нет же, есть еще такие завзятые ораторы, которые провозглашают: Во многих городах и селах нашей великой Советской Украины чудесная молодежь густо насадила каштаны, и тополя, и берестки Посадили, оградили и написали: А вот нате вам, Клеопатра Серафимовна, солидная дама с солидной походкой, ножками топает к универмагу и, простите, шпарит прямо через ограждение.

Выше ногу поднимай-т е — дерево сломаете! А Клеопатра Серафимовна выше не может поднять— мода не позволяет. И трещит ограда, и падают на землю веточки, нежненькие, зелененькие. А то еще и так бывает: Сама иди и мешки тяни. Тут хоть какой-нибудь холодок. Мешком на тоненький ствол напирают. Да чего греха таить, порой и поясницей налегают А деревцо еще молодое, хрупкое—тресь! Я вроде не очень и налегала, а оно, вишь, треснуло. Я слыхал, что тогда рекомендуется брать в руки вот тот сломанный дубок да и по пояснице.

Раз вдоль, да раз поперек Много садят у нас молодых деревьев. И фруктовых, и берестовых Но, по правде говоря, немало тех посаженных деревьев ломают и уничтожают Путешествовали мы как-то чудесными дорогами, что так густо промережили нашу великую Родину. Места мягкие, окна светлые. Смотришь сквозь автобусное окно и радуешься: Слева яблоньки вас встречают, а справа— вишенки. Выходят пассажиры напиться воды. Напились и увлеченно любуются природой: Маняще на веточке ветерок их качает, колышет А из садочка выходит дедусь.

В руках длинная дубинка. И дубинка длинненькая, и дедок высокий. Вежливо здоровается и тепло спрашивает: Вы, извините, по каким делам? Только вода там вон, под вербами. Планировали колодец возле вишен Оно ведь как вам сказать: Не вышел бы тот симпатичный дедусь, не взял бы в руки дубинку — готово.

Полезли бы в автобус и красненькие ягодки и зелененькие веточки. К великому сожалению, в дороге ягоды рвут с ветками. Много деревьев портят и по милости божьей Скажем, идет вербная неделя. Та вербная суббота, когда ломают и вербу, ломают и лозу.

Понесли к церковке, святой водичкой побрызгали. Покропленной вербой можно глушить свата или брата. Смело можно любому залепить по уху и: Мне в молодости такой вот освященной вербочкой как дали по затылку, так я долго чесался. Никак не разберу— где вербы шумят, а где церковные колокола гудят. А что делается на троицу? Ох, и трещат тогда бедные деревья!

У ворот хоть маленький клен поставить надо? Над свинарником пусть дрожит осина? Э, нет, осина не годится. Осиной свинарника не украшай. Слышишь, Алена, осины не ломай! На осине Иуда повесился! Мы, конечно, и за осину, и за явор, и за клен И за грушу, яблоню, абрикос Оглядываясь на пройденные бурные юношеские годы, честно скажу— школьные годочки весело пробежал.

Проскочил — даже эхо по школе прокатилось. Шумно садился за парту, шумно на ней подскакивал, штаны протирал, понос вверх не задирал. Сам не любил курносых, не любил и задавак. Гляди — у дверей торчит кривляка-задавака! Плесни на голову чернил, пусть остынет! Плесну — до капли выплесну, и я не я, и рука не моя.

Ошеломленный чернильным ливнем, горделивый задира сразу каменеет. Вытаращит глаза и удивленно смотрит на потолок: Он растерянно черные пятна трет-вытирает, а на нас с Жорой очередной стих находит: В школе шум, гам, позвали отца. А отец по телефону передал резолюцию мамусе: Снимал ремень и давал мне нюхать. Да еще и грозно шумел: К этому кончику притронься носом! Выполнив все эти воспитательно-семейные формальности, отец переходил на более ласковые тона: Пусть, глупенький, глотает и в науку с головой окунается.

Мама воспитательный вопрос ставила острее — более решительно: Чтобы мое дитя рубанок в руки брало? Это же нервы портит! Сердце расшатывает, одышку вызывает Не забывайте, у Семы особенный дар! Сема — фантаст, мечтатель! Он день и ночь мечтает стать каким-то таким Известным романистом или знаменитым футболистом Сема уже теперь попадает мячом в окна третьего этажа. Это чрезвычайно способный ребенок!.. А вы, педагоги, для чего? Разве вы не можете подсказать родителям, какой сорт табака лучше курить в таком возрасте?

Я в этих дурацких табаках совсем не разбираюсь. А вы, наставники, вы в курсе. Может, Семе и вправду деликатнее курить сигареты? Прошу вас, поймите мать. Разве мы можем изолировать мальчика от праздничного стола? Гости начнут деток славить, тост поднимать, а родители на дыбы, родного сына станут взашей гнать? Это же психологически угнетает парня! Вы любого доктора спросите: Коньяк мы, разумеется, не даем.

Не забывайте, я — мать! Вот тогда, в десятом классе, я впервые погладил по спине живую корову. Послали нас на практические работы в село. Поехали мы в колхоз всем классом. На дорогу нам собрали огромные мешки. За весь курс десятилетней науки впервые довелось на собственном горбу такие тяжеленные мешки тащить. Несли до самой станции, Правда, сбоку и наши мамы нести помогали да все уговаривали: Да вы же молоденькие! Да вы же глупенькие! Да вы же нигде не бываете! Да вы же ничего не знаете!