Отставка господа бога. Зачем России православие? Александр Невзоров

У нас вы можете скачать книгу Отставка господа бога. Зачем России православие? Александр Невзоров в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Почему именно питерский ЗАКС так истерзало мыслями о ненадлежащем применении гражданами своих задов — история в полной мере не раскрывает; хотя известно, что главному инициатору закона было видение: Явление страдающего зада наблюдалось законодателем и над Петропавловской крепостью, и над Исаакиевским собором, и даже над Смольным.

Это видение преследовало депутата неотступно, но некоторое своеобразие фонетики и мимики таинственного объекта мешало праведнику до конца понять причину его страданий. Потрясенные явленным коллеге откровением, в борьбу за страдающий национальный зад включились прочие депутаты — и закон был принят. Говорят, что принятие сопровождалось уже коллективным созерцанием чудесного объекта всем Законодательным собранием, овациями и троекратным лобызанием видения с праведником прямо на трибуне.

Питерская инициатива не просто прижилась в регионах, но и быстро обрела статус вдохновительницы масс. Она воодушевила публику на местах и на законодательное прихлопывание элгэбэтэшников, и на более основательное и безнаказанное их поколачивание при первом же удобном случае.

Вдохновленное примером питерского губернатора, который, побрякивая веригами, послушно подписал откровенно дискриминационный и бессмысленный закон странного происхождения, всякое мелкое и среднекрупное начальство заерзало на местах, объявляя геев главными врагами отечества. Апелляция к российскому чиновничеству, конечно, не совсем корректна, так как его безмыслие и, соответственно, трепет перед любой так называемой духовностью, кажется, уже достигли абсолюта.

Он вдруг покорно лизнул переплет Библии, всерьез и очень доверительно сообщив прессе, что именно это-то сочинение и является концентратом настоящего гигиенизма и санитарии. Нам еще повезло, что санитары книжек не открывают, а то в один прекрасный момент ведомые Геннадием Григорьевичем ОМОНы, согласно однозначным библейским предписаниям, начали бы отлов и жесткую изоляцию от общества дам с месячными.

Возможно и введение других гигиенических библейских нормативов, таких как обмазывание и обрызгивание населения жертвенной кровью и жиром и мытье ног в крови врага как в м псалме рекомендует царь Давид. Но вернемся к гомосексуалистам. Единственное обоснование арестов, запретов, поражения в правах и избиений этих граждан России в XXI веке заключается лишь в том, что их склонности противоречат некоторым положениям древнееврейского фольклора, что и раздражает бородатых поклонников последнего.

Ситуация же с геями настолько любопытна, что заслуживает того, чтобы быть отпрепарированной и рассмотренной более тщательно.

В его пробуждении виновато в большей степени государство с его дурацкими ласками. Геи все-таки безобиднее и беззащитнее, чем те, на ком русская церковь могла удовлетворяться на рубеже прошлого столетия, и прекрасно подходят и для реализации декоративной национальной идеи, и для утоления страсти погромить и поиздеваться.

Впрочем, обозначились и некие новые грани и нюансы этого емкого термина. В современной российской интерпретации это уже не столько гей, сколько просто — не мужчина. А принадлежность к этой категории, как известно, определяется прежде всего отношением к женщине. Им достаточно просто извиниться перед девчонками. Всего лишь на основании своей принадлежности к мужчинам. Красивый приемчик декларативного увязывания себя с чем-то очень значительным был изобретен еще О.

Бендером, но в принципе работает до сих пор. Неприятие церкви и церковников в сегодняшнем контексте трактуется как русофобство и нечто крайне антипатриотичное, так как, по мысли служителей культа и их воцерковленышей, весь смысл существования России заключается только в содержании РПЦ. Но и у позиции, что именно церковь, для собственного удобства и бесконкурентности глобально изолировавшая Россию от всякого европейского развития на лет, была главной причиной большинства трагедий страны, — не меньше прав на существование.

Это действие отнюдь не означает антипатии к ее носителю, скорее, наоборот, желание убрать обыдиочивающий аксессуар есть искреннее и реалистичное действие во благо этого персонажа. Но ладно — церковь, поиграли и забыли; грустные попы удалятся в тень своих приходиков, чтобы заняться привычным делом: Но жертвой клерикального разгула, увы, стала и сама госидеология в целом, и тщательно взращиваемый последние 20 лет казенный патриотизм. Кремлевские сизифы уже который год пытаются сложить три ее компонента то есть православие, самодержавие, народность то башенкой, то калачиком, то змейкой.

Трехсоставную игрушку удалось скомбинировать и отполировать так, что ею вполне можно было дурить школьников 4-х — 6-х классов и умилять до слез администрацию государства. Усилием центральных телеканалов и всего сотни газет госидеологии даже удалось обеспечить на информационном рынке почетное е место.

Немножко портили картину бородатые маргиналы, которые использовали идеологическую конструкцию для актов публичного самоудовлетворения, вводя ее себе на опасную по меркам проктологии глубину, но позже выработалось общественное привыкание и к глубине, и к публичности, и даже к тому сладострастному мычанию, которым эти акты всегда сопровождались.

Основное население РФ созерцало жизнь кремлевской идеологемы по ТВ-каналам, воспринимая ее даже с некоторым интересом и умилением, то есть примерно как лося, забредшего в супермаркет. Иными словами, была себе у РФ некоторая идеология, даже не хуже, чем, к примеру, у ацтеков, но, в отличие от ацтеков, все человеческие жертвоприношения делались на периферии и особо не рекламировались.

Ее откровенная средневековость, конечно, проявлялась в нелогичности госустройства, маразме, взаимной озлобленности, тотальном воровстве и странных судебных процессах, но в контексте того, что никто, собственно, никогда и не воспринимал РФ как пространство, пригодное для нормальной жизни, о причинах задумываться было не принято.

Как и не было принято пристально разглядывать составляющие элементы госидеологии. Но жертвоприношение в Хамовническом суде, инквизиторничанье, вторжение попов в школы, размах безнаказанного хулиганства служителей культа, бюджетное обеспечение их любых проказ и роскоши, то есть то, что и называется настоящей клерикализацией, увы, существенно повредили нехитрую конструкцию из трех элементов.

Впрочем, такое развитие событий мог бы предсказать даже слабоумный. Как известно, клерикализация вызывает атеистическую реакцию, та провоцирует всплеск критицизма. Критицизм, остро нуждаясь в информационном питании, вызывает резкую генерацию знаний. А неизбежная поспешность этой генерации порождает те информационные взрывы, которые обрушивают любые идеологемы.

Огорчительно, но казенно-патриотические символы обычно становятся первой жертвой, на волю вырываются реальные факты и лопаются мыльные идеологические пузыри. Главный хирург Наполеоновской армии Доминик Жан Ларрей подробно описывает эту ситуацию, равно как Белло де Кергорр и Мерсье, которые, впрочем, приводят цифры даже чуть большие, чем 10 тысяч.

Следует отметить, что в селе Можайском французы почти не обижали русских раненых, а лишь выбрасывали их из домов в огороды, чтобы освободить место для своих.

Или, уж совсем некстати, всплывет тот милый факт, что, пока война с Францией шла на территории Российской империи, дезертиров, действительно было немного, поскольку бежать было некуда; русский пейзаж и тогда был богат капитан-исправниками, колодками и каторгами, но как только победоносная русская армия перешла границу Франции, примерно четверть ее личного состава около 40 тысяч человек дезертировала, рассосавшись по французским провинциям и нанимаясь к фермерам Гиени, Пикардии и Монбельяра грести навоз из-под галльской скотины.

Чуть смущенный этим фактом Александр I за счет казны намеревался возвратить дезертиров в Россию, всем пообещав прощение, и даже дважды обращался за помощью в этом вопросе к Людовику XVIII, но вернуть удалось лишь около десятка человек. И это лишь два примера, а их могут быть десятки по всем ключевым идеологическим позициям.

Иконки госидеологии надо показывать редко, кратко и по возможности издали. Совать их под нос народонаселению не рекомендуется, так как возникает опасность их пристального изучения. Скажу еще менее приятную вещь — рано или поздно топорная клерикализация спровоцирует совсем уже страшный вопрос: Рабу немыслимо любить ту систему, которая предполагает возможность его продажи, публичной порки, тихого убийства, любых истязаний подневольным трудом, его безграмотность и жизнь в дикости и грязи.

Раб не может быть ни патриотом, ни гражданином. Так православие — это их религия? Учитывая моду на всякую экзотическую живность, Российская Федерация в принципе может завести себе даже царя, и если ему будут изготовлены впечатляющие аксессуары, то будущий монарх сможет очень прилично зарабатывать на корпоративах.

Разумеется, противостоять желательно через демонстрацию твердой родительской позиции, обязав руководство школы полностью оградить вашего ребенка от любой религиозной пропаганды. Ему придется честно сказать, что его развитие и во многом его будущее собираются принести в жертву потенциальной доходности странной организации под названием РПЦ.

Столь же отчетливо придется объяснить и тот неприятный факт, что и учителя бывают глупы и трусливы, что живут в страхе перед начальством и вынуждены преподавать то, чего не понимают сами. Это придется объяснять терпеливо и последовательно, естественно, принося в жертву авторитет отдельных педагогов, а через них и школы в целом. Эти тени когда-то были людьми редкого и преимущественно ядовитого остроумия. Вероятно, школьным работникам теперь придется познать не только преимущества покорности, но и все связанные с ней неудобства.

Зачем воспаленный, сложный, экстремистский по самой своей природе вопрос надо предлагать детям в 4-м классе? Но даже по факту простого численного представительства русская культура, возможно, не вполне атеистическая, но уж никак не православная. С культурой же общемировой православие вообще не имеет никакой, даже внешней связи, а со значительной частью — и вовсе пребывает в мировоззренческом жестоком конфликте.

Русские крепостные, иными словами. Русская знать, которой петровские реформы дали некоторую свободу, немедленно ею воспользовалась. Как мы помним, дворянство за небольшими исключениями вовсю масонствовало, уходило в теософию, месмеризм, эзотерику, а затем вольтерьянство, толстовство, дарвинизм и атеизм.

Кумиры просвещенной молодежи, разночинцев и студенчества тоже сменялись очень занятным образом, но никогда среди них не оказывалось казенных мыслителей.

Вольнодумец и погромщик православия Чаадаев сменялся атеистом Писаревым, тот — Кропоткиным и т. Конечно, имело место и так называемое богоискательство, но оно ничего общего с православием не имело, обращаясь то к католичеству, то в сакральную иероглифику Кирхериуса. Отношения западнического, либерально-атеистического и славянофильского полюсов были, напомню, очень скверными. Лучше всего взаимоотношения этих полюсов в русской культуре иллюстрирует реакция Достоевского на труды Ивана Михайловича Сеченова.

Да, у многих поэтов и литераторов могли случаться приступы публичного православия, но следует помнить, что статьи уголовных уложений, карающие за ересь, иноверие или атеизм ссылками, порками и лишениями прав состояния, распространялись на всех, и литераторы вынуждены были демонстрировать лояльность. Она была настолько неоднородна, слоиста и конфликтна, что вообще никакой объединяющий термин к ней не подходит и применяться не может.

Попытки читать лишние книги или даже просто задумываться на тему веры немедленно объявлялись ересью, как это было с группой новгородских и московских интеллектуалов в XV веке, осмелившихся переосмыслить некоторые каноны.

Разумеется, дело закончилось пытками, отрезаниями языков и сожжениями. В XVII столетии массовые казни, убийства и сожжения были ответом русской церкви на другую попытку инакомыслия, на так называемый раскол. Разумеется, ни о какой свободе выбора веры или убеждений говорить не приходится, выбор православия никогда не был свободным, осмысленным и осознанным актом. Умилительная сцена расцеловывания русскими солдатами икон перед Бородинской битвой имеет простой подтекст: Понятно, что история не более чем служанка идеологии, всегда готовая обслужить свою барыню, принять любую позу и конфигурацию, мимикрировать, сдуться или надуться.

Она всегда готова выполнить любую прихоть идеологии, что доказывает неслучайное богатство существующих в этой дисциплине методов.

Православие с первого дня своего появления — не более чем инструмент власти, лишь один из способов насилия. Вообще, следует помнить, что излишне кровавую и бесчинно сыгранную революцию года делали исключительно крещеные и воцерковленные люди, так как других в России того времени просто не было.

Толпы погромщиков, дезертиров, расстрельщиков, убийц и насильников воспитала именно русская церковь, в руках которой до года были все педагогические функции. И это — исторический факт, спрятаться от которого не удастся.

Иными словами, никаких вразумительных объяснений необходимости введения религии в школе не существует. Кроме одного, самого простого — страстного желания РПЦ обеспечить себя еще парочкой поколений покупателей свечек. Получив множество вызовов современности и будучи не способны на них ответить, они выбрали самый простой путь, решив заткнуть рты оппонентов кулаками полицейских и колючей проволокой зон. Первым птеродактилем новой эпохи церковно-общественных отношений стала статья УК, в которой помимо дополнительной защиты молитвенных домов и религиозных аксессуаров со всей откровенностью прописана уголовная ответственность за инакомыслие.

Теперь понятно, что ему, несмотря на все его всемогущество, то есть на запасы эпидемий, небесных булыжников, расплавленной серы и легионы ангелов, без дополнительной статьи в УК РФ, запрещающей смеяться над служителями его культа, ну никак не протянуть даже до нового, года.

Впрочем, вопрос качества их бога нас интересует меньше всего. Я, впрочем, рекомендовал бы гг. Нарышкину, Жириновскому и прочим думским хоругвеносцам пока ограничиться начертанием на своих галстуках, футболках и пиджаках промежуточного варианта данного лозунга, а именно: Но, вопервых, мы уже знаем, что вся мировая цивилизация и культура — это сплошное оскорбление для тех, кто хочет жить по правилам древнееврейского фольклора.

Во-вторых, мы видим, что вполне конкретные лица дрессируют верующих оскорбляться и, более того, — требуют от них должного градуса этой оскорбленности, а когда градус падает, то его старательно возгоняют. Достаточно проанализировать недавнюю сцену так называемого молитвенного стояния у ХХС.

Председательствующий на этом мероприятии гр. Гундяев в лучших традициях сеансов Кашпировского твердит именно то, что в переводе с поповского на русский звучит как: Стисните зубы от муки, видя это! Столь же лукаво и тщательно в этих дрессировочных сеансах разыгрывается карта традиций и патриотизма.

Дело в том, что русский патриотизм не обязывает носить лапти, иметь вшей или быть православным. А вот стремление затолкать русскую мысль, жизнь и сознание в православную пещерность, вернуть Россию на давно пройденный, архаичный этап развития — это и есть подлинная, настоящая русофобия. Традиции — это, конечно, милые побрякушки, но с ними надо иметь мужество расставаться вовремя и без всякой жалости, так как именно они являются главными врагами всякого развития.

Сохранение традиций мышления и мировоззрения никогда не позволило бы России иметь И. Это всего лишь сборники бессвязных злых сказок, весь смысл которых сходится к бесприкословному подчинению тому или иному божку и его наперсникам, а также злобной агрессии по отношению к иноверцам или атеистам - "убей того, кто не с нами". По сути, эти опусы дышат настоящим махровым человеконенавистническим экстремизмом.

Невзоров лишь констатирует факты с доказательствами в руках. С доказательствами, которыми являются сами тексты религиозных мифов и реальные исторические события. Доказательством служат и те кровавые события, что ныне происходят в мире и свидетелями которых мы являемся.

Так что нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. ХII,56 Сегодня некогда популярный журналист Невзоров вызывает нормальную для здоровых людей реакцию, которую пробуждает любой психически больной и агрессивный человек — возмущение, отторжение, негодование. Вот образчик его "аргументации": Есть она у вас или нет. Придумал этот тест Христос, о чём написано в Евангелии от Матфея, страница 17 глава Там говорится, что если в тебе есть вера, хотя бы с горчичное зерно, для тебе не проблема сказать горе: Не будем брать Уральский хребет, просто переместите кучу строительного мусора или гравия.

Если человек может это сделать, тогда будем разговаривать. Нет — не называй себя верующим. Там есть и другие тесты, на исцеление тяжело больных наложением рук. О чём тогда речь? Ну и дальше все в таком же стиле - хоть стой, хоть падай от смеха Любой бы другой, прежде чем писать что-то на тему атеизма, задумался: Почему почти в каждом крупном западном университете есть факультет теологии, и у нас в России с этого года богословие - равноправная научная дисциплина?

Увы, но нетерпимость к другому мнению, нежелание по-настоящему узнать аргументы оппонентов, приписывание им различных пошлых глупостей - это и есть признак психически больных людей. И все же, могу с большой осторожностью рекомендовать эту книгу изучающим историю репрессий и тоталитаризма в СССР. Именно с таким агрессивно-животным, мракобесным мышлением комиссары в таких же кожаных тужурках расстреливали священников на Секирной горе в Соловках, Бутовском полигоне и далее по всей стране.

Надеюсь, больше такого не повторится, несмотря на выход в свет подобных злобных пасквилей. Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии!

Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Скидка и магнитные закладки. Внеклассное чтение на все лето. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Эксмо Александр Невзоров, автор легендарной телепрограммы " секунд", отец российской журналистки, бескомпромиссно вскрывает самые болезненные, актуальные проблемы современности в России, и в своих очерках и публикациях пишет о том, что сегодня волнует как его самого, так и всех нас.

Религия и школа, реформа образования и вектор развития государства, патриотизм и либерализм… обо всем этом ярко, образно, провокационно пишет один из самых известных публицистов страны в своих колонках для "Московского комсомольца" и журнала "Сноб". В данную книгу собраны самые интересные публикации Александра Невзорова. С автором можно спорить, не соглашаться или, наоборот, страстно его поддерживать, но узнать его точку зрения на самые острые вопросы наших дней всегда очень интересно!

Невзоров Александр Глебович Александр Невзоров, автор легендарной телепрограммы " секунд", отец российской журналистки, бескомпромиссно вскрывает самые болезненные, актуальные.