Почемучка. Потомучка Георгий Юрмин, Александр Дитрих

У нас вы можете скачать книгу Почемучка. Потомучка Георгий Юрмин, Александр Дитрих в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

А вот и первые зеленые островки леса. Пролетели еще немного — и они уже слились в один сплошной, безбрежный зеленый океан. Она тянется на тысячи километров. От жилья до жилья нам пришлось бы добираться много-много дней. Ни пути, ни дороги — то болота топкие, то бурелом такой, что не продерешься. А вокруг гудят тучи комаров, мошки. Даже зверь бежит от этих маленьких кровопийц. Что ты там видишь, Панамка, внизу? Он охотится на кабана, на оленя-изюбря.

А на самого тигра не охотится никто. Другие звери его боятся, а человек бережет. Ведь тигров на свете осталось не так уж много. Впрочем, разных зверей и птиц в тайге так много, что их, пожалуй, даже не поместишь в самый толстый бортжурнал.

Рабочие добывают из-под земли нефть, горючий газ. А вертолеты по воздуху доставляют им трубы. Уложат их в мерзлую землю, крепко-накрепко приварят друг к другу — и потечет в далекие города еще одна невидимая речка с нефтью или газом. Чуть в стороне от нашего курса — поселок шахтеров, которые добывают в таежном краю уголь. А там дымят трубы металлур-гических заводов. Каких только металлов нет в здешнем крае!

Тут и железо, и медь, и свинец, и алюминий, и олово В тайге добывают золото, алмазы. Якутские алмазы знамениты на весь мир. Они нужны для инструментов, которыми пилят, режут, сверлят, шлифуют самые твердые, самые прочные материалы. Ведь тверже алмазов на свете ничего нет. Летим мы над тайгой час, летим другой — лес и лес. Но вдруг — прямая, как стрела, длинная просека.

Может быть, это дорога? Дорога-то дорога, но не для поездов, не для автомобилей, а для На таких просеках стоят стальные ажурные мачты и к ним подвешены электрические провода. Один конец каждой такой просеки ведет в город с заводами и фабриками, а другой, через многие сотни километров, выходит к могучей сибирской реке, а таких в здешней тайге немало: Обь, Енисей, Ангара, Лена Днем тайга похожа на безбрежный зеленый океан.

Ночью все черным-черно, ничего не видно. И вдруг точно целое созвездие упало с неба — внизу звездная россыпь. Это сверкают огнями сибирские города и села.

Их тоже освещает энергия сибирских рек. И чего только не увидит путешественник во время плавания по сибирской реке! Высокие горы, речные пороги с острыми подводными скалами; широкие, как море, водохранилища; взды мающиеся над водой железобетонные стены плотин. Из древесины делают шпалы для железных дорог, сборные дома для новых поселков, самую лучшую фанеру — тысячи полезных вещей, от товарных вагонов до школьных карандашей.

Между прочим, бумага для тетрадки первоклассника, для букваря и этой книги — из елей и сосен, которые еще недавно шумели в тайге. Реки здесь — самые главные пути-дороги. И не только летом. Зимой по их прочному льду мчатся, как по асфальту, колонны тяжелых грузовиков. С каждым годом в глубь тайги уходит все больше и больше шоссейных и железных дорог. Нелегкое это дело — прокладывать по тайге стальные пути: Чем,дальше к югу, тем реже встречаются в лесах ели, пихты, лиственницы.

Кончается тайга, дальше идут смешанные леса, потом — только лиственные. Впрочем, не будем заглядывать вперед. За зайцами, глухарями, рябчиками охотится лесная кошка — РЫСЬ.

Бродит по тайге ЛОСЬ-великан. Смотрите, внизу под нами сплошных лесов уже нет. Проплывают островками только рощицы, перелески, да и тех становится всё меньше и меньше. Но вот исчезли и последние рощи. На все четыре стороны раскинулась бескрайняя ровная степь. Это удивительная, поистине чудесная земля. Вы же сами сказали: Видишь — от края до края словно золотой ковер расстелился. Это пшеница, хлеб для всей страны. Подует ветер, и пойдут по полю, как по морю, золотые волны.

А по этим волнам кораблями плывут комбайны — урожай убирают. За комбайнами — грузовики, и в их кузова из комбайнов потоками струится зерно. Но еще не так давно огромные пространства степи не знали плуга.

Безлюдная, иссушенная зноем земля. Лишь весной расцветала степь всеми красками: А когда приходило жаркое, сухое лето, степь выгорала. Но однажды в степи загудели моторы, зазвенели молодые голоса. Со всех концов страны в целинные степи Казахстана приехали комсомольско-молодежные отряды. На свете их так мало, что каждый табунок на примете у ученых. ХОМЯК набивает щеки зерном и бежит к себе в подземную кладовую. Около 16 килограммов пшеницы запасает он на зиму. Подойдешь ближе — и нет столбика: Питаются они растениями, их семенами, зерном.

Им ничего не стоит пробежать десятки километров в поисках травы и воды. Протянулись полосы пашни, захлопал на степном ветру брезент палаток, задымили костры, застучали плотницкие топоры. С тех пор прошло много лет. Давно выросли благоустроенные поселки, города. И детям, которые живут в этих краях, даже поверить трудно, что тут когда-то не было ни бескрайних хлебных полей, ни цветущих садов, ни школ, ни домов — ничего, одна голая степь.

Степей в нашей стране немало. И находятся они в разных концах нашей необъятной страны. Зимой там мало снега, летом редки дожди, а значит, земле не хватает влаги. Если же налетит с юга горячий ветер — суховей, то иссушит поля, погубит растения.

Давайте-ка еще раз взглянем на степи с высоты нашего полета, но теперь — на украинские или кубанские степи. Сверху хорошо видно, что золотая степь тут и там расчерчена зелеными квадратами и похожа на тетрадку в клеточку. Каждая такая тоненькая зеленая полоска — на самом деле широкая лесная полоса. Стеной стоят деревья, посаженные заботливыми руками людей. Зимой они задерживают снег на поле, не дают ветру сорвать с земли снежное одеяло.

А летом лесные полосы — надежный заслон от ветров-суховеев. И еще сверху видны ровные голубые полоски. Это прорытые людьми каналы. Тянутся они от рек, от водохранилищ на сотни километров в глубь степей, чтобы щедро напоить поля. Но степь — это не только поля пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы. Это и нефтепромыслы Башкирии, и угольные шахты Донбасса, Караганды, и потоки металла, расплавленного в домнах и мартенах Новолипецка, Никополя, Криворожья, Новокузнецка.

А увидит степного зайца — толая его схватит. Много в степи и птиц: Самые большие пустыни — это Гоби в Азии, Сахара в Африке. А у нас — Каракумы. Один песок да солнце — больше ничего. В кустах звенят птицы. Вот тебе и пустыня! К сожалению, так бывает лишь весной. Проходит несколько недель — и нет больше яркого ковра. Палящее солнце быстро сушит землю. И тогда просыпаются высокие песчаные волны — барханы. Ветер, пересыпая песок через гребни барханов, заставляет их как бы ползти по пустыне.

Бывают здесь и песчаные бури. Раскаленный ветер поднимает тучи песчинок: А жарища такая, что ноги обжигает даже через ботинки. Но, несмотря ни на что, жизнь в пустыне не замирает.

Тут и там среди песков видны кусты и даже деревья. Странное дерево, не дающее тени. А у песчаной акации листочков вовсе нет — превратились в тонкие колючки. Но, пожалуй, самое удивительное растение здешних мест — кандым. Семена этого кустарника прячутся в пушистом шарике.

Подгоняемый ветром, шарик скачет по пустыне и бегством спасается от песчаных бурь. Рассыплет шарик семена, из каждого семечка проклюнется росток. Не страшна ему песчаная буря. Веточки кандыма голые, без листьев, поэтому песок течет меж них, как вода меж пальцев. Даже если ветер в ярости двинет на растение гору песка и погребет его — не беда. Песчаный бархан растет быстро, а кандым — еще быстрее. Вот он уже вновь показался на свет, пронизав насквозь весь бархан.

Кто только не живет в пустыне! От жары и опасности она зарывается в песок. Да так быстро, словно тонет в нем. А вот как она врагов пугает: Но на самом деле круглоголовка совсем не опасна. ВАРАН — тоже ящерица, только большая, полутораметровая. С вараном шутки плохи. Не зря его прозвали пустынным крокодилом. Поймает круглоголовку — съест, пой. А вот мохноногого тушканчика варану не догнать — очень уж быстро скачет.

Ему хватает той влаги, которая в стебельках растений. Видел я как-то прирученного тушканчика. Поставили перед ним блюдечко с водой, а он не знает, что с ней делать. Наконец догадался — обмакнул лапку в блюдце и стал облизывать.

Корни у растений пустынь необыкновенно длинные, иначе как достанешь влагу? Она здесь прячется глубоко. Так что, оказывается, пустыня вовсе не пуста. Вот подумал я об этом и вспомнил — знаете кого? Старика Хоттабыча из хорошо знакомой ребятам книжки.

Гассан Абдурахман ибн-Хот-таб — джинн-волшебник — слыл в свое время большим знатоком географии, бывал в пустынях, разумеется, задолго до того, как очутился под водой в глиняном кувшине, в котором просидел много столетий.

Вот я и представил себе, какой разговор мог произойти, если б старик Хоттабыч встретился с теперешним жителем пустыни В горбах верблюда — около килограммов жира, который служит ему в пути едой и питьем. Недаром после долгих переходов у верблюда оба горба так худеют, что даже свисают набок, как пустые мешки. Но вот вдоволь напьется верблюд воды, всласть наестся верблюжьих колючек — глядишь, горбы снова расправились, наполнились.

Многие сотни лет верблюд верно служит жителям пустыни: Зачастую как раз верблюд и вытаскивал эту воду в бадьях из глубоких-преглубоких колодцев. Каракумы — гиблое место, мертвые пески! От колодца до колодца караван верблюдов идет неделями. Истомишься от жажды, пока доберешься до оазиса. Да и вода тут на вес золота. Так что жаль мне тебя, несчастный юноша. В моем селении сады цветут, дыни, арбузы слаще меда, журчит хрустальная вода в каналах — арыках.

Кругом, насколько глаз видит, сплошь поля хлопчатника. Среди песков, в зеленых берегах течет широкая река. По реке плывут корабли, над ними вьются чайки. А сам я рыбак, мы сообща, артелью рыбу в реке ловим. Твои слова, юноша, похожи на сказку. Но меня не проведешь — я ведь сам из сказки.

Ни единому слову юноши не поверил старик Хоттабыч. Рассердился, прошептал волшебное заклинание — и исчез. Да на нашем ковролстс. Где моя подзорная труба?! Ага, вот я вижу и реку, о которой говорил молодой рыбак. На сотни километров уходит она в глубь песков. Но на самом деле это не река.

Это огромный канал — Каракумский канал имени Ленина. Его прорыли землеройными машинами. От главного канала отходят в стороны каналы поуже и покороче, от них разбегаются по полям совсем узкие канавки — арыки. Воды вдоволь — вот кругом и зелено. А в конце лета всё вокруг белым-бело от комочков белой ваты, выглядывающих из бесчисленных раскрывшихся в эту пору коробочек хлопчатника. Миллионы тонн хлопка дает стране эта некогда безжизненная земля.

По каналу, Панамка, и в самом деле плывут корабли. И рыбу здесь жители ловят. Повсюду видны среди садов новые поселки, даже города. Оказывается, на большой глубине ее в пустыне очень много: Люди научились строить здесь города, прокладывать железные и шоссейные дороги. А еще они обязательно сажают леса. И этим останавливают сыпучие пески.

Ну, а теперь нам пора лететь дальше. И прохладно, и далеко за водой летать не нужно. Не то что рябкам, которые каждый день летают за водой за десятки километров. Сами напьются и птенцам в зобике воды принесут. В поисках воды огромные расстояния пробегают по пескам стада легконогих антилоп — джейранов. Ведь мы уже пересекли почти все природные зоны — зону тундры и лесотундры, зону тайги и смешанных и лиственных лесов, зоны лесостепей и степей, побывали в пустыне.

Видишь, его опоясывает линия, которая делит глобус пополам — на северное и южное полушария. Выше и ниже экватора еще две линии, но не сплошные, а из черточек, пунктирные. Это границы широкого пояса Земли, который называется тропическим. Здесь находятся жаркие страны. В них есть и безлесные равнины — саванны, и пустыни. После тропических ливней саванны покрываются густыми травами. Здесь растет жесткая высокая, в рост человека, слоновая трава.

Тут и там высятся деревья. Есть в жарких странах и удивительные тропические леса. У меня зазвонил телефон. Главное, дедушка Знай, что было дальше. И мне, и жене, и Тотоше Ох, нелегкая это была работа! Ведь на посылке значилось всего три слова: Но я решил попробовать и отправился в тропический лес. И день иду, и неделю иду, а конца тропическому лесу всё нет и нет. Чтобы оглядеть окрестности, забрался я на высоченное дерево. Но и с его вершины конца-края тропического леса не видно. Зато я обнаружил множество птиц: Окликнул я самого болтливого.

Как тут было мне Не рассердиться? Слез я с дерева — иду дальше. Нелегко пробираться через тропический лес, переплетенный ползучими растениями — лианами. Они обвивают деревья, словно удавы. Среди тропических растений встретился мне старый знакомый — папоротник. Но в наших краях он невысокий, а тут пришлось задирать голову: Растение так и называется — древовидный папоротник!

А еще в тропическом лесу растет великое множество самых разных пальм. Листья у каждой огромные, перьями растут прямо из ствола. И только лишь на верхушке. Кстати, самое длинное на свете дерево — тоже пальма, только ползучая и колючая. Висит она на других деревьях, как на подпорках, и тянется иногда метров на триста. Для обезьян плоды баобаба — лучшее лакомство. И не только от тропического зноя, но и от врагов.

ЗЕБРЫ прячутся в высокой траве и кустарниках. Бродят по саваннам бесчисленные стада антилоп: Да только финиковая пальма растет в пустынях у колодцев и по берегам рек, а кокосовая пальма — лишь по берегу океана и на специальных плантациях. Хорошо, встретилась мне банановая роща. Кстати сказать, бананы не деревья, а гигантская Срываю бананы — смотрю, а рядом горилла, тоже лакомится сладкими плодами.

Разных обезьян в тропическом лесу много, и все чересчур уж крикливы, несерьезны. А горилла — дело другое. Вот я и решил у нее спросить: Для него тут Калоши в посылке. Нечего делать, пришлось продолжать поиски. Но вдруг всё вокруг потемнело, загрохотал гром, и начался страшный ливень!

С неба обрушились целые водопады. Ливень кончился так же неожиданно, как начался. В тропическом лесу и без того сыро, а после дождя по всему лесу заклубился пар, словно от тысячи кипящих чайников. Так, мокрый до нитки, пошел я дальше.

Шел я, шел, и вот наконец лес стал реже, ниже, светлее, появились первые негритянские деревушки. Я и дорогу на краю леса нашел — широкую, утрамбованную. Кто же, думаю, ее, такую широкую, протоптал? Наверное, слоны да носороги. Только подумал — смотрю, навстречу бежит носорог. А зверь этот презлющий. Я скорей на дерево. Уселся на толстом суку, отдышался И спросил я тогда Носорога: Вот и вся моя история.

Только у тебя, Кисточкин, получается, будто крокодилы живут в одной Африке. А это не совсем так. И вечнозеленые леса, о которых ты нам рассказывал, тоже есть не только в Африке, но и во всех жарких тропических странах. Наше путешествие вокруг Земли окончено. Самые высокие горы на свете Гор на нашей планете великое множество. Если взглянуть с Космического корабля, увидишь, что на поверхности Земли множество морщин. Морщины-складки — это огромные горные хребты.

А между ними — долины, ущелья. Уральский хребет протянулся с севера на юг через всю страну, как бы разделяя материк Евразию на две части — на Европу и Азию. Но еще длиннее цепи гор, протянувшиеся вдоль южных границ нашей страны. А вот какой же самый длинный хребет на свете? Но в морские глубины мы отправимся в следующий раз. А сейчас наш путь к заснеженным горным пикам.

На своем пути из царства вечного холода к теплу ледники начинают подтаивать, и выбиваются из-под них тысячи хрустально-чистых ручейков.

Ручейки сливаются в стремительные потоки и с грохотом мчатся вниз, давая начало могучим рекам. Многие реки родились в горах: Иногда в горах скапливается столько снега, что он не может удержаться на кручах. Тогда эти огромные сугробы срываются вниз, играючи отшвыривают огромные глыбы и, как спички, ломают вековые деревья. Выйдут, поглядят вверх, щурясь от жаркого солнца, — и скорее назад, в тень раскидистых деревьев. Ведь здесь, в долине, знойное лето. Но поднимись повыше — встретишь весну: Еще выше — самая настоящая зима.

Выходит, снизу лето зиме улыбается, а сверху зима на весну да на лето хмурится — так вот где они встретились — в горах! И помогли им в этом сейсмические волны. Панамка, 28 почему ребята об этом спрашивают? И руководит ими не простое любопытство. Ведь если бы это удалось, многие тайны природы были бы разгаданы. Просверлить Землю, сделать туннель, как в метро, сесть в поезд и поехать.

И всё сразу будет видно. Бумка, дай, пожалуйста, справку! Те, о которых ты говоришь, бегут но поверхности воды — мы их видим. Есть волны звуковые, которые распространяются в воздухе, — мы их слышим.

А сейсмические волны проникают сквозь толщу Земли. Возьмем камень потяжелее и бросим его на землю! В тот момент, когда камень упал на землю, от удара частички земли под ним уплотнились и толкнули соседние — вниз и в стороны. Но волна сейчас получилась слабая, потому что удар был несильный. Ученые для этого используют взрывы. И несется волна в глубь Земли, а на сейсмической станции ее возвращения уже ждут приборы.

Они запишут ее рассказ, а ученые прочитают запись и узнают, через какие слои Земли бежала волна. Например, что наша планета похожа на персик. Сверху, словно тонкая кожица, земная кора. На ней плещутся моря и океаны, вздымаются горы, растут леса, живут люди. Под корой — мантия. Это мощный, толстый, раскаленный слой огненной массы. В центре Земли, так же как и у персика, находится ядро. У Земли их два — жидкое и твердое.

Твердое находится внутри жидкого. Так что благодаря сейсмическим волнам мы теперь знаем, из каких слоев состоит наша планета, и даже толщину каждого слоя. Между корой и мантией, между мантией и ядром есть границы, они на рисунке помечены черточками. Волна, когда пересекает границу, каждый раз изменяет скорость, быстроту своего бега. И вот при переходе очередной границы сейсмическая волна разделяется на две. Одна ее часть продолжает путь, а другая поворачивает обратно и мчится к станции, словно гонец, чтобы сообщить приборам, в каких краях она только что побывала.

Например, она не знает, из какого вещества состоит мантия, оба ядра планеты, какие процессы происходят в них. А главное, чего не может сделать волна, — это добыть и принести кусочек вещества из недр планеты. Вот почему в настоящее время ведутся работы по глубинному бурению Земли. Во время землетрясения трескается, гудит и дрожит земля. Падают телеграфные столбы, опрокидываются поезда, словно игрушечные, разваливаются дома, уходят под землю целые улицы.

Землетрясение — страшное бедствие! Были разрушены многие дома, и люди остались без крова. На помощь пострадавшим пришли все народы нашей страны: Сейчас Ташкент — один из самых красивых городов нашей страны, а большинство домов теперь в нем такие прочные, что им не страшны даже очень сильные землетрясения — 8 — 10 баллов.

Чем сильнее землетрясение, тем выше его балл. Самая высокая оценка — 10 — 12 баллов. Землетрясение в 3 — 4 балла считается слабым. Землетрясения не всегда бывают такими сильными, как ташкентское.

Иногда земля вздрагивает чуть-чуть, едва заметно, и никакой опасности для людей это не представляет. Просыпаешься, а на тебя шкаф едет! Или книжки с полки падают! С этой целью за нашей планетой день и ночь ведутся наблюдения. Ученые ее выслушивают, словно больную доктор: А помогают ученым приборы — сейсмографы. Когда в каком-нибудь месте Земли зарождается землетрясение, от него, как от камня, брошенного в воду, во все стороны бегут сейсмические волны.

Волны достигают станции наблюдения, и тут сейсмографы их принимают и записывают. Ученые эту запись прочтут и дадут объявление по радио: А бывают и тревожные сообщения, тогда стараются вывести из опасной зоны всех людей до начала землетрясения. Ученые считают, что земная кора, которая покрывает нашу планету, расколота на семь гигантских плит, а под ними находится, как ты знаешь, мантия. И вот эти плиты, будто айсберги по океану, плавают по мантии.

Передвигаются они очень медленно и довольно часто сталкиваются. Плита, на которой находится суша, — она называется материковой, более тяжелая, чем та, на которой расположены моря и океаны. Иногда сталкиваются две тяжелые материковые плиты, и тогда в этом месте начинает дрожать земля, горбиться, вздыматься горами. Если землетрясение начинается в океане, на берег обрушиваются гигантские волны. Вода размывает берега, уничтожает посевы и сады, сносит плотины, разрушает здания Вот почему ученые разных стран стараются научиться как можно точнее предсказывать землетрясения.

Жил на свете бог по имени Вулкан. И нравилось ему кузнечное дело: Построил он себе кузницу внутри высоченной горы. А гора стояла прямо посреди моря. Когда Вулкан работал молотом, гора дрожала от верхушки до основания, а грохот и гул разносились далеко вокруг. Из отверстия на вершине горы с оглушительным ревом летели раскаленные камни, огонь и пепел. С тех пор люди все огнедышащие горы стали называть вулканами. Только на территории нашей страны насчитывается более 60 вулканов.

А всего их на Земле около Почти все наши вулканы находятся на Дальнем Востоке, на Камчатке и Курильских островах. Давай-ка поедем в Институт вулканологии. Там ученые специально изучают вулканы и могут помочь ответить на вопрос ребят. В институте дедушку Зная и Панамку внимательно выслушали и предложили для начала посмотреть фильм о вулканах.

Огромная гора сотрясалась от страшного грохота. Мрачная, черно-серая туча дыма и пепла поднималась грибом над ее вершиной. Десятки молний пытались разорвать ее на части, но туча от этого, казалось, только густела и разбухала.

Из самой верхушки горы время от времени вырывались огненные столбы, и раскаленный каменный дождь осыпал склоны. Но люди, которые поднимались по склону горы, видимо, не боялись вулкана. Увязая в рыхлом пепле, кашляя от едкого дыма, они уверенно продвигались к вершине. Одеты они были в специальные защитные костюмы, на ногах — ботинки на толстой подошве.

Без таких защитных костюмов и обуви к вулкану не приблизиться — невыносимо жарко. Но вот восхождение окончено. Вулканологи замерли у края кратера вулкана. В ней что-то беспрерывно урчало и булькало, словно невидимый великан полоскал горло. Жерло вулкана — это естественная дыра, которая уходит в недра планеты. Вдруг в пасти чудовища что-то ослепительно вспыхнуло, загрохотало, и огненный столб с диким ревом устремился вверх. Но ученые продолжали работать — измеряли температуру воздуха и пепла, фотографировали кратер, пылающее жерло, определяли состав лавы — огненной жидкости, которая широкой рекой текла по склону горы Неужели нельзя подождать, пока минует опасность?

Неужели нельзя отложить работу? Вулкан-гора, который только что видели на экране Панамка и дедушка Знай, встречается в природе часто, но есть и другие, более редкие, совсем на него непохожие, например вулканы, полностью спрятанные под водой. Над поверхностью озера или моря торчит лишь его вершина. Когда просыпается такой вулкан, то вместе с раскаленной лавой вверх устремляется гигантский фонтан воды.

А есть грязевые вулканы, они извергают потоки горячей грязи. Их кратер похож на огромную плоскую тарелку, наполненную кипящей лавой На память Панамке и дедушке Знаю вулканологи подарили круглый серобурый шершавый камень — вулканическую бомбу. Бомба — это застывшее вещество, которое выбрасывает вулкан во время извержения. Теперь этот подарок хранится в детском справочном бюро. Без сундуков, шкатулок, ларцов с сокровищами можно обойтись.

А вот без полезных ископаемых людям пришлось бы плохо. Чтобы изготовить стекло и сделать стакан, нужен специальный песок. А это — полезное ископаемое. Чтобы суп был соленый, нужна соль. И это — полезное ископаемое. Чтобы сделать тарелку для супа, нужна особая, белая глина — каолин — тоже полезное ископаемое.

И так — за что ни возьмись. Железная дорога и гвоздь; станок и часы; океанский корабль и чайная ложка — всё это сделано из металлов. Их выплавляют из руд. А всякая руда — это полезное ископаемое. Но вот построили мы из металлов автомобили, тепловозы, теплоходы, самолеты, только ведь сами они не поедут, не поплывут, не полетят. Им нужно горючее — бензин, керосин, которые получают из нефти. Но нефть добывают из-под земли, она тоже полезное ископаемое, хотя ее и не выкапывают оттуда, а выкачивают.

И газ, который голубыми огоньками горит на кухонной плите, — полезное ископаемое. Его, как и нефть, выкачивают из-под земли и гонят по трубам — газопроводам на далекие расстояния. Вот сколько разных подземных богатств! Знал он о своем царстве ни много ни мало, а ровнехонько ничего. Разослал однажды Ванюша-царевич во все концы своего государства гонцов-скороходов — объявить всем, чтобы принесли во дворец всё самое чудесное, что только есть в его царстве.

Чего только не принесли люди: Последним явился неказистый мужичок, лыком подпоясанный, в лапти обутый, и подал царевичу Теперь снова руки мыть придется.

Забирай — и прочь отсюда! Обиделся мужичок, а черный уголек — и того пуще. И в тот же миг стало во дворце темным-темно. Свечи зажгли — посветлело, да вот беда — холодно во дворце. У придворных зуб на зуб не попадает. Опять зовет Ванюша-царевич главного придворного мудреца: Приходят к придворному художнику, а у того на холсте одни карандашные черточки и больше ничего.

Я заказывал картину, чтобы всеми красками сверкала! Их же из черного-пречер-ного каменного угля добывают, а уголек по вашей милости, сами знаете Тут с криком вбегает воевода: Напало на нас войско царевны Аленки из соседней сторонки! Хоть картошкой кидайся, блинами защищайся! И железа опять же нет. Ну как его без каменного угля из руды возьмешь?! Слез с пуховой перины — хвать за кафтан: И новых не пришьешь: А зимой без кафтана куда побежишь? Тут Ванюша-царевич и взмолился: Воро-тиеь, не попомни зла.

Прости меня, больше не буду-у-у! И действительно, разве не удивительно: Причиной всему — земная кора. Она никогда не бывает в покое: В результате ее движения образуются горы и долины, впадины и возвышенности. Договоримся, что платок — это земная кора.

Такое примерно происходит и в природе, только, конечно, не так быстро. Когда начинается извержение вулкана, из его жерла бьет фонтан. Вместе с магмой, которая находится под земной корой, вверх устремляются камни, пепел, грязь. Потом это всё падает обратно, на землю, лава застывает, и постепенно в этом месте образуется небольшая гора-холм.

С каждым новым извержением холм увеличивается, становится выше, выше — растет гора. Вулканические горы узнаешь сразу: Вот теперь ты знаешь, как образуются горы.

Далеко видна вышка ее подъемника со звездочкой на вершине. По соседству с шахтой — холм, почти гора. Кто никогда не видел шахты, может подумать, будто эта гора угольная. Но угля в ней нет ни кусочка, одна пустая порода — камень и земля. А уголь — вон в том громадном ящике — бункере, куда подъехал на погрузку поезд. В бункер уголь попадает из шахты.

Сейчас мы в нее заглянем. Лесорубы валят деревья, плотогоны в овчинных расписных безрукавках, с широкими кожаными поясами связывают из бревен плоты и сплавляют по бурным рекам. Рядом с домом гуцулы ставят пристройку для овец. Она так и называется — притула. В домах гуцулов очень красиво! Мастера-плотники рубили избу из еловых или сосновых бревен и покрывали тесовой, сделанной из тесаных досок, крышей, с резным деревянным коньком наверху.

И столбики крыльца тут резные, и наличники окон. И еще толстенная книга "Расти здоровым" от Дисней http: Взрослым не менее интересно ее читать. Только рисунки еще красивее и некоторая информация добавлена. У нас таких пока нет. Link Reply Parent Thread. Из-за рисунков все новые издания конечно же выигрывают - полиграфия все же не стоит на месте.

Но насколько я знаю, ее не переиздавали больше. Очень тебе ее советую, несмотря на то, что она достаточно дорогая, она того стоит. Избавишь себя от множества вопросов со стороны ребетенка: Начиная от "мама откуда берутся дети" и заканчивая.. Когда дело касается хороших книг, я не думаю о деньгах. Мне жалко денег на диски а торренты тогда зачем , а книги - моя страсть.