Страна Муравия Александр Твардовский

У нас вы можете скачать книгу Страна Муравия Александр Твардовский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Здесь тридцать восемь лет назад Никита был крещен. Здесь бухали колокола На двадцать деревень, Престол и ярмарка была В зеленый Духов день. Народ гуляет под гармонь, Оглобель [3] — лес густой, Коней завидя, сбился конь Гуляй на свадьбе, потому Последняя она Кто за рукав, Кто за полу, Ведут Никиту В дом, к столу. И лез хозяин через стол: Становись, сынок, на лавку, Пей, гуляй, Справляй престол!.. Веселитесь, пейте, люди, Все одно: Что в бутылке, Что на блюде Чье оно? Чей на полке Самовар?..

За столом, как в бане, тесно, Моргунок стирает пот, Где жених тут, где невеста, Где тут свадьба? А хозяин без заминки Наливает по другой.

С неохотой, еле-еле, Выпил чарку Моргунок. Гости ели, пили, пели, Говорили, кто что мог Поминаем душ усопших, Что пошли на Соловки. А кто сам не шел из хаты, Кто кидался в обмороки, Милицейские ребята Выводили под руки Отчего ты, невеличка, Звонких песен не поешь? Отворите мне темницу, Я на волю полечу Пора бы нам одуматься, Пойти домой, задуматься: За каждый стог, Что в поле метал, За каждый рог, Что в хлеву держал, За каждый воз, Что с поля привез, За собачий хвост, За кошачий хвост, За тень от избы, За дым от трубы, За свет и за мрак, И за просто, и за так Сам ты не дурак, Хлеб-то в воду ночью свез: Мол, ни мне, ни псу под хвост.

Пей да ешь, ешь да пей! Сорок лет тому назад Жил да был один солдат. На пути Моргунка встречаются цыгане, он выведывает у них, нет ли среди их лошадей его коня. Они показывают ему своих коней, но лошади Никиты там не было. Они рассказывают ему, что теперь не занимаются воровством.

Его посещает мысль о похищении лошади, но конюшню охраняют и он отказывается от затеи. Писатель описывает новую жизнь крестьян, но вот Моргунок все в поиске.

Вдруг он встречает попа, а тот уже на коне, но испугавшись Никиты, он скачет прочь. Никита приезжает на базар, чтобы найти своего коня и встречает Кузьмича, который попрошайничает.

Никита едет дальше и встречает тракториста. Ему жалко Никиту и он цепляет телегу за трактор, а тем временем он выспрашивает, где можно купить коня. На что тракторист указывает на деревню Острова, где еще присутствует собственное единоличное хозяйство.

Моргунок приезжает в Острова и застает следующую картину: Село пришло в упадок. Но жителей это устраивает, потому что они свободны и в богатстве счастья не видят.

Но Никита такой жизни не хочет. Никита попадает в колхоз, где ведется подъем хозяйства. Жители делятся с ним, что нужно рачительно относиться к делам и тогда жизнь будет хорошей, в достатке. Писатель показывает жизнь и быт тружеников, которые живут в колхозах, на примере семьи Фроловых. Они строят надежную жизнь, в достатке. Никита рассказывает сторожу из колхоза, что хочет найти страну Маравию.

Но тот думает, что он чудак. Сторож ему рассказывает историю о старике, который ушел в Киевскую Лавру. В селе играют свадьбу Насти, дочери сторожа. Писатель дает портрет и описание тружеников, все они с заслугами и почетные. И для виду всё, что мог, Справил деловито. И шутил невесело мужик, Что к конёвой должности привык. А овсом питаться - не беда: Попадала в хлеб и лебеда.

Стоя спать - уменья мало здесь. Приходилось спать - и лапти плесть! В неизвестный город большаком Шла телега вслед за мужиком… От куста идут и до куста, От моста до нового моста. От пятьсот девятого столба До пятьсот десятого столба. Что там баба делает одна?.. Ждет она хозяина с конём, Знать она не знает ни о чём, Как идёт с телегой Моргунок По одной из тысячи дорог… Вышел в поле тракторный отряд, По путям грохочет скорый поезд, Самолёты по небу летят, Ледоколы огибают полюс… И, по-конски терпелив и строг, Волокёт телегу Моргунок.

Мальчик - ни на шаг от мужика… Пусть идёт - дорога широка. Так идут, идут и слышат вдруг Впереди, вдали копытный стук, Будто в ступе коноплю толкут, Будто бабы где-то кросна бьют.

Отголосок стороной идёт, И ездок покажется вот-вот… Гоп-та-тах!.. Поп назад откинулся, сдержал, Конь узнал хозяина, заржал. Но в одну минуту Моргунок Из оглобель выскочить не мог. Он ремни распутывал, а поп - Повернул коня и дал в галоп. То ли поп коня того купил, То ли вор у вора утащил… - Стой!.. Сбилась шапка мокрая на лоб, Вверх и вниз в глазах ныряет поп. И, как рану, зажимая бок, Падает на землю Моргунок. Он лежит, как мёртвый, недвижим, Но земля сама бежит под ним.

Обернулись реки и мосты, Вверх ногами - травы и кусты. Но уже далече скачет поп, Пропадает за холмами топ. Тише, тише движется земля, По местам становятся поля… И лежит Никита Моргунок На одной из тысячи дорог… Пыль по-над дорогой незаметнее, Вечер начинается вдали. И берёзы старые, столетние Опустили ветви до земли. Тишина хорошая кругом… - Дядь, вставай, А, дядь?.. И, встречая, обступая, Любопытствует народ: То ль коня он покупает, То ль телегу продаёт?

На базар служитель культа Моего угнал коня… К конной привязи, в тенёк Заезжает Моргунок. И пошёл бродить на счастье По базару взад-вперёд. Что ни лошадь серой масти, - Сердце дрогнет и замрёт. Много серых и красивых, Только равных нет коней: То подсеченная грива, То монета покрупней… На лотках блестят селёдки, Солнце жарит пирожки. Старичок с лихой бородкой Кнутовьём звонит в горшки: С одноличницы - полтина, С коммунарки - четвертак!..

Площадь залита народом, Площадь ходит хороводом, Площадь до краёв полна, Площадь пляшет, как волна. Как на выставке - проводят, Уходи, живые, прочь! Двое виснут на поводьях, Трое ладятся помочь. Мундштуки в горячем мыле, Благородный карий глаз… - Кто купил? Гомонит, гудит базар, Девки, бабы - по возам. Подбирают кони сено, Шевелят сухой овёс; И шумит парная пена, Остывая у колёс.

В сюртуке старик усатый За рога ведёт козу. Жарко дышат поросята В тесной клетке на возу. И идёт от воза к возу, Не смолкает говор, гам. От жары укрыт, от пыли, У ограды нищий ряд.

Тут остатние слепые И убогие сидят. Песня слышится сквозь гомон, Оборвётся - и опять… Голос будто бы знакомый, Только слов не разобрать. Подошёл, с другими рядом Стал и видит Моргунок: Грузный нищий - у ограды, Шапка с медью - между ног. Поводырь с восковым личиком Сидит плечо к плечу: Ахнул, чуть не сел Никита: И, точно сами, две руки Вперёд рванулись: И Моргунок, как мех сопя, Подмял слепого под себя. Народ бежит со всех сторон: Обоих - в Гепею.

В сторонку отойдём, Чтоб без чужих людей. Идут, шатаясь, вразнобой, Пьяны средь бела дня. Грозит им пальцем постовой: И говорит Илья Бугров Тихонько Моргунку: И вдруг, не ахнул Моргунок. И ни коня, ни вора нет, - В руках один залог. Базар кругом, Колышется народ. Уже о чём-то о другом Толкует и орёт. Глава 13 Вдоль дороги рожь бежала, Над дорогой пыль дрожала, Плыл дымок… Ехал парень моложавый, Кучерявый паренёк.

Кучерявый паренёк, На затылке козырёк. Ехал парень хватом, Девкам песни вёз, В ёлку след печатал Шпорами колес. Получил на курсах трактор Кучерявый паренёк, Изучил четыре такта , Заводить и править мог. И смешно, да не до смеха, Хорошо, да сам не рад, Посадили - и поехал: Не ломай деревья, Не ворочай пни, По пути в деревне Угол не сверни.

За верстой идёт верста. Проезжает без аварий Две деревни, три моста. Руль одной рукою Держит, как шофёр. Едет - что такое? Смотрит - что за чёрт!

На припёке у дороги Под телегой спит мужик. Рядом мальчик босоногий Кверху пятками лежит. Слева, справа - нелюдимо, Луговеет рыжий пар… Проезжает парень мимо: И лежит он под телегой, Как лежал.

Дескать, крой, а нам не к спеху, Не пожар. Кто такой, откуда, дед?.. Вот как выбился из сил… - Ладно, дед. Нету бога, Прицепляйся на буксир. За телегу, малый, Опасаюсь я… - Отговариваться нечем, Делай, дед. Решён вопрос… За телегу сам отвечу, - Своя кузня, свой колхоз. И телега следом Здорово пошла. Едут, едут, едут, Дым да стук кругом.

Едет парень с дедом, Правит прямиком. Слышит - что за чёрт?.. Слышит перебои, Непохожий стук. Трактор сам собою Тормозится вдруг. Парню до смерти неловко. Эх ты, чёрт её дери! Лезет парень под машину, Об дорогу чешет спину, Рукавом стирает пот, В кепку болтики кладёт.

Глубоко синеет небо, Золотой стоит денёк. Двадцать лет монтёром не был Кучерявый паренёк. Не был батька, не был дед, Не был прадед, бога нет!.. Бога нету, - несомненно: Лет пяток - Недолгий срок. Будет лётчиком отменным Этот самый паренёк. Головным в могучей стае Будет править на восток. Высоко летать он станет, Кучерявый паренёк! Кучерявый паренёк, Жёлтой кожи козырёк!.. Ты забудешь ли, товарищ, Наш любимец и герой, Как лежал ты на дороге.

На дороге под горой. Как кругом, шумя хлебами, Длился день страды большой, И кряхтел мужик тоскливо, Ожидая над душой. Мужику - оно не к спеху. Он бы плюнул и повёз На себе свою телегу И тащил бы тыщу вёрст. Он бы вёз её дорогой, Проклиная белый свет… - Ну-ка, дед.

Ну-ка, разом, бога нет!.. Отскочил Никита, - Задрожал мотор, Нехотя, сердито Тронулся, попёр. По мостам грохочет, Правит паренёк, Придержать не хочет, Сбавить хоть чуток. Кроет по увалам, Только пыль хвостом… - Малый, эй ты, малый, Придержи, постой! За провоз тебе спасибо. Посоветуй лучше мне, Где б конька какого-либо Взять по сходственной цене? Повернувшись на сиденье, Смотрит тот на Моргунка: То ли делом, то ли смехом Рассуждает паренёк: Кто куда, а я - на ток… Лошадь, не иначе, В Островах найдёшь.

Правда, кони - клячи. Ну, да кони всё ж… Крой по мёжам, это близко, Дуй пешком, тебе видней. Сдай телегу под расписку - Довезу. И мальца с ней. Не опоздать бы… Погоди, постой ты, дед: Жду тебя к себе на свадьбу, Приглашаю, бога нет!.. Глава 14 Вразброс под солнцем, как дрова, Лежит селенье Острова. Ни крыши целой, ни избы, Что угол - то дыра.

И ровным счётом - три трубы На тридцать три двора. Встаёт, медлителен и глух, Нерадостный рассвет. На всё село один петух - И тот преклонных лет. Поёт, как вздумает певень, - Ослабла голова. Который час, который день, Не знают Острова. Который век, который год Течёт речушка Царь! На колокольне в косу бьёт К обедне пономарь. Кругом шумят моря хлебов, Поля большой страны. Худые крыши Островов За ними чуть видны. Солома преет у ворот.

И курит попусту народ На брёвнышках в тени. Строгает что-то ножиком, Как бубен, лысый дед, Скоблит… - Бог помощь, граждане, Колхозники ай нет?..

И отвечают медленно, Недружно мужики. Богатством я, брат, славился В деревне испокон: Скота голов четыреста И кнут пяти сажён.

Я гостем в каждой был избе, - Где ужин - там ночлег. Вот все хозяева сидят. Продай коня, сосед… - Продать, - оно не штука, брат, Да вот коня-то нет. За грудь, за складку вдоль спины, За вороную масть Полжизни плачено. Цены Такой никто не даст.

Что со слезами, что без слёз Толкует об одном: Идти по крайности в колхоз, Так со своим конём. Там конь, не вскинув головы, Стоял, как на мели. И был он бел до синевы И слеп, хоть-глаз коли.

Толкает дед его рукой, Глядит со стороны: Ему, брат, нет цены. И сам носился петушком: Таков и конь, каков купец. Соседи, чем не конь? Как побежит - земля дрожит, Как упадёт - три дня лежит, И ни вожжа тогда, ни кнут Ему не вставят ног… - Да, вот как люди здесь живут, - Причмокнул Моргунок.

Ты вот чего скажи, - Опять пустился дед. По-мойму - лучше нет. Косить пошёл - покашивай. Поехал - поезжай… - Живете не богато вы, - Смутился Моргунок. Нам бы хлебушка кусок, Да водицы голоток, Да изба с потолком, Да старуха под боком. Отчего ты, дескать, птичка, Хлебных зёрен не клюёшь? В том как раз и заковычка - От природы людям зло. Жить, мол, в клетке тяжело. Хочешь - здесь ты, хочешь - там… - Кабы жалованье, что ли, Положили мужикам. Вот хожу с грудьми пустыми За хорошее житьё.

У людей, людей - пшеничка Наклонилась по ветру. А у нелюдей солома Раскидалась по двору. У людей, людей - ребятки День гуляют на площадке, За столом за общим в ряд, Как горлачики, сидят. А мои живут на свете Хуже сивых поросят. Невиновны мои дети - Ихний батька виноват! Погляжу на ту картину, Как сидишь ты день-деньской, Плюну, кину-запокину, Убегу - и чёрт с тобой!.. Глядит, растерян и смущён, Никита Моргунок. Что понял он За долгий путь и срок?.. Всё, братцы, вдоль и поперёк, Крест-накрест всё идёт.

И ваша жизнь - не жизнь, друзья, Одна тоска и боль. Решаться надо, что ль… А что касается меня, Возьмите то в расчёт: Поскольку я лишён коня, - Ни взад мне, ни вперёд. Осиротил меня злодей, Под самый корень ссек. А конь был - нет таких коней! Бывало, корочку из рук, Как со стола, возьмёт. В ночном - чуть что - затихнет вдруг Как спросит: Прилечь на землю не могу. Ни сна, ни дрёмы мне. Вот будто ходит по лугу, Ступает в стороне. Как будто слышу стук копыт, Вздыхает конь живой.

Трава росяная скрипит, И пахнет той травой… И стихли все… И Моргунов Вдруг смолк понуро сам, И смятой шапкой проволок Неспешно по глазам… Молчит на брёвнышках народ, Все сказаны слова. Берёт старик две дудки в рот, Чуть набок голова. Поймали пальцы нужный лад, И тонкий звук потёк: Поёт старик об орешке, Играет оберучь. Висит на ветхом пояске Мужицкий медный ключ. Ползёт рубаха с плеч долой, На ней заплатки сплошь. Сижу я тут Без барышей полдня. А там телега и хомут И сбруя у меня.

Глава 15 Из всех излюбленных работ Любил Никита обмолот. И где и кто молотит, - мог Узнать по стуку Моргунок. У богачей да у попов Ходили в дюжину цепов. И все цепы колотят в лад И соблюдают счёт. И на току - что полк солдат Под музыку пройдёт. А сам Никита Моргунок Вдвоём с женой ходил на ток. До ночи хлеб свой выбивал Не разгибая рук. И, как калека, колдыбал Хромой унылый стук.

Но любо было Моргунку, Повесив тёплый цеп, Сидеть и веять на току Набитый за день хлеб. Кидай по горсточке одной Навстречу ветерку, И полумесяц золотой Ложится на току.

Дрожит под пятками земля, Стук, ветер, вой и свист, И наклонился у руля Тот самый тракторист. А пыль, а дым несёт в глаза, И всё зашлось в ушах. Ни поздороваться нельзя, Ни подойти на шаг. Легка солома, колос чист, Зерно шумит, как град. Да господи спаси, Да боже сохрани!.. Скажи - коси, скажи - носи, Скажи - ворочай пни!.. Да я ж не лодырь, не злодей, Да я ж не хуже всех людей. Как хватит, хватит Моргунок, Как навернёт рогатками… Сопит, хрипит, до нитки взмок, Колотье под лопатками.

Но вскоре из ворот Мужчина Моргунковых лет На выручку идёт. Твёрд на ногах, что в землю врыт, По голосу - добряк. И, отряхнув с накидки ость, Радушно говорит: Бери, бери, Верти своей рукой. Ну-ка, говори, Откуда, кто такой?..

От Ельни… - В добрый час. Сидят в тени два мужика, Толкуют в первый раз. Развеял ветер и унёс Махорочный дымок… - Ну что ж, взгляни на наш колхоз, Товарищ Моргунок. Всё разом показать готов, Усадьба велика. Ведёт, ведёт на новый двор, - Он светел и смолист. И брёвна старые в забор Меж новых улеглись. Любую ногу подаёт Ему в конюшне конь. Телёнок зеркальце суёт В хозяйскую ладонь. Идут вперёд, идут назад, И видит Моргунок: Вдоль по усадьбе до ворот Проходит гость, глядит. Кол вбит, - попробует, качнёт: Всерьёз ли в землю вбит.

Но всё - не в шутку, всё - всерьёз. Для жизни - в самый прок. Один-единственный вопрос Имеет Моргунок: Скажите мне, на сколько лет Такая жизнь затеяна?.. А заодно теперь позволь Позвать тебя на хлеб да соль. Глава 16 - Мой дед родной - Мирон Фролов - Нас, молодых, бодрей.

Шестнадцать пережил попов И четырёх царей. Мы, как подлесок, все под ним Росли един перед другим. И, приподнявшись от земли, Все кланялись ему. И шли в заводы, в шахты шли, В солдаты и в тюрьму. Шли, заполняли белый свет, - Жить не при чём в семье. Бреди, - и где нас только нет, Фроловых, на земле!

Есть агроном, есть командир, Писатель даже есть один. И все - один перед другим, - Хоть на меня смотри, Росли под дедом под своим, В него - богатыри. Шесть ран принёс с гражданской я, Шесть дырок, друг родной. Когда б силёнка не моя, - Хватило бы одной. По всем законам - инвалид, Не плуг бы мне - костыль… А после здесь уж был я бит, Добро, что богатырь. Делил луга, взимал налог И землю нарезал. И свято линию берёг, Что Ленин указал. Записки мне тогда под дверь Подсовывал Грачёв: Фроловы были силачи, Грачёвы были богачи.

Грачёвы - в лавку торговать, Фроловы - сваи загонять. Грачёвы - сало под замок, Фроловы - зубы на полок. Мой враг до гроба и палач, Вот в этот день и час, Где ты на свете, Стёпка Грач, И весь твой подлый класс?! И в смертный срок мой вспомню я, Как к милости твоей Просить ходила мать моя Картошек для детей; Как побирушкой робко шла По дворне по твоей, Полкан Иванычем звала Собаку у дверей… Да я и не про то теперь… За землю мстил Грачёв.

Земли, так и писал, отмерь И доски заготовь. Подстерегли меня они В ночь под Успеньев день - Грачёвы, целый взвод родни Из разных деревень. Жильё далёко в стороне, Ночь, ветки - по глазам. И только палочка при мне, - Для сына вырезал. И первый крикнул Стёпка Грач: И - руки вверх! Не лезь в карман, не будь горяч, - Засох твой револьвер. Сдавай бумаги, говорят, Давай, отчитывайся, брат! А все они с дубьём, Я против банды слаб.