Трилогия А. Н. Толстого Хождение по мукам В. И. Баранов

У нас вы можете скачать книгу Трилогия А. Н. Толстого Хождение по мукам В. И. Баранов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Толстого "Хождение по мукам" Трилогия А. Толстого "Хождение по мукам" — Художественная литература. Массовая историко-литературная библиотека Подробнее Толстого "Хождение по мукам" В пособии раскрываются своеобразие замысла трилогии, особенности разработки писателем образов.

Большое внимание уделено анализу взаимодействия реального и вымышленного, публицистического и… — Высшая школа, формат: Хождение по мукам Знаменитая трилогия Алексея Толстого "Хождение по мукам"-увлекательное повествование о судьбах двух сестер Кати и Даши Булавиных на фоне масштабных исторических событий: Твердая бумажная, стр.

Шедевры мировой классики Подробнее Библиотека Всемирной Литературы Подробнее Dictionaries export , created on PHP,. Mark and share Search through all dictionaries Translate… Search Internet. Толстого "Хождение по мукам". Знаменитая трилогия Алексея Толстого "Хождение по мукам"-увлекательное повествование о судьбах двух сестер Кати и Даши Булавиных на фоне масштабных исторических событий: Знаменитая трилогия Алексея Толстого "Хождение по мукам" - увлекательное повествование о судьбах двух сестер Кати и Даши Булавиных на фоне масштабных историческихсобытий: Знаменитая трилогия Алексея Толстого "Хождение по мукам"-захватывающее повествование о судьбах двух сестер Кати и Даши Булавиных на фоне масштабных исторических событий: Инженеры и капиталисты работали над проектом постройки новой, не виданной еще роскоши столицы, неподалеку от Петербурга, на необитаемом острове.

В городе была эпидемия самоубийств. Залы суда наполнялись толпами истерических женщин, жадно внимающих кровавым и возбуждающим процессам. Все было доступно — роскошь и женщины. Разврат проникал всюду, им был, как заразой, поражен дворец. И во дворец, до императорского трона, дошел и, глумясь и издеваясь, стал шельмовать над Россией неграмотный мужик с сумасшедшими глазами и могучей мужской силой.

Петербург, как всякий город, жил единой жизнью, напряженной и озабоченной. Центральная сила руководила этим движением, но она не была слита с тем, что можно было назвать духом города: То было время, когда любовь, чувства и добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком; никто не любил, но все жаждали и, как отравленные, припадали ко всему острому, раздирающему внутренности.

Девушки скрывали свою невинность, супруги — верность. Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения — признаком утонченности.

Этому учили модные писатели, возникавшие в один сезон из небытия. Люди выдумывали себе пороки и извращения, лишь бы не прослыть пресными. Таков был Петербург в году. И тому были предвозвестники — новое и непонятное лезло из всех щелей. Кто там у меня за спиной? А что — ее можно кушать? Или она способствует ращению волос? Я не понимаю, для чего мне нужна эта каменная туша? Но искусство, искусство, брр! Вам все еще нравится щекотать себя этим понятием?

Глядите по сторонам, вперед, под ноги. У вас на ногах американские башмаки! Да здравствуют американские башмаки! Это возбуждает меня пожирать пространство. Это — портной, художник, гений сегодняшнего дня! Я хочу пожирать жизнь, а вы меня потчуете сахарной водицей для страдающих половым бессилием…. В конце узкого зала, за стульями, где тесно стояла молодежь с курсов и университета, раздался смех и хлопки. Говоривший, Сергей Сергеевич Сапожков, усмехаясь влажным ртом, надвинул на большой нос прыгающее пенсне и бойко сошел по ступенькам большой дубовой кафедры.

Здесь были и председатель общества, профессор богословия Антоновский, и сегодняшний докладчик — историк Вельяминов, и философ Борский, и лукавый писатель Сакунин.