Атаман: Разборки на местах Гарин М.Н., Воронин А.Н.

У нас вы можете скачать книгу Атаман: Разборки на местах Гарин М.Н., Воронин А.Н. в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сюрприз на аукционе 34 Глава Таран 36 Глава А ларчик просто открывался 38 Глава Лейтенант Горулев выходит на ринг 40 Глава Крутая разборка 44 Глава Единственный свидетель 45 Глава Страшная месть 47 Глава У семи нянек дитя без глазу 48 Глава Накануне катастрофы 50 Глава Угроза теракта 54 Глава Откровения старого чекиста 57 Глава Невероятный поворот событий 59 Глава Единственный шанс 61 Глава Реальность как бред шизофреника 62 Глава Неожиданное предложение 64 Глава Труп за двойной дубовой дверью 66 Глава Видеокассета ценою в жизнь Цвет фона Цвет шрифта.

Кровь за кровь Глава 1. Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Кровавый день в истории казачества. По здоровой руке от самого плеча была изображена синяя молния. В области запястья она ветвилась на пять частей по числу пальцев, каждый из отростков оканчивался у желтоватого ногтя.

Искалеченную руку кольцами обвивала змея. Высохшая ладонь на золотой цепочке, очевидно, принадлежала самому мотоциклисту. На пергаментно-белой, обтягивающей кости коже отчетливо проступала раскрытая пасть с пятью языками, опять-таки по числу пальцев.

За этим жутковатым амулетом на волосатой груди незнакомца виднелось крылатое чудище с головой рыси и хвостом дракона. Выше пупка шла надпись на чужом языке. Мотоциклисту все равно было что смотреть. У кухонного старого телевизора не было пульта, и гость не стал переключать каналы.

Уставился на экран, где музыкальные клипы в черно-белом варианте выглядели просто дергающейся мешаниной. Хозяин сделал движение в сторону холодильника. Хозяйка, разбивавшая на сковородку яйцо за яйцом, сразу поняла, как муж намерен использовать бутылку.

Ладно, наливай что есть. Всухомятку жрачка в горло не полезет. Муж достал запотевшую бутылку темного стекла, взял с полки граненый стакан.

Гость внимательно следил за его действиями. На долю секунды они встретились взглядами, и хозяин дома решил обождать немного. С этим типом шутки плохи - если уж бить по голове, то бить неожиданно и наверняка. Поставил стакан, стал наливать полновесной струей.

Переборщил - по клеенке растеклась ярко-красная лужа. Незнакомец сделал глоток, поморщился. Сладость наливки не пришлась ему по вкусу. Градус, правда, был отменный - он разом влил жидкость в себя. Чтобы второй раз аккуратнее налил. Выдержки хозяину не хватило. Он замахнулся бутылкой и тут же получил удар в висок. Гость нанес его не вставая, да еще успел за долю секунды вооружиться кастетом. Этот удар уже был убойным.

Падая, хозяин стукнулся лицом об стол, кожа на виске, разодранная шипами кастета, окрасилась кровью. Жена закричать не успела, бородач повалил ее и зажал рот. Достал широкий скотч - одну из тех вещей, которые всегда имел при себе.

Замотал руки за спиной, заклеил рот. Прищемил двумя пальцами нос, прижал ноги, чтобы, задыхаясь, она не слишком билась, не опрокинула с грохотом стол. Лицо женщины побагровело, глаза вылезли из орбит.

Но тут яичница начала подгорать, и запах этот отвлек внимание гостя. Выпустив на время жертву, он выключил газ под сковородкой и засел за поздний ужин. Год назад здесь возвели храм на взносы окрестного казачества и московского бизнесмена родом из станицы Шумилинской. Освятили как положено, и три золоченые главы засияли в жарком небе. Огороженный храм стоял на невысоком холме, на равном расстоянии от трех станиц. Люди быстро привыкли ходить туда на праздники и обычные службы.

Крестить детей, венчаться, отпевать покойников. Особенно женщин всегда было много под белыми оштукатуренными сводами, организовался очень даже неплохой хор. Батюшка, отец Владимир, жил со своим семейством в Шумилинской. Рано утром появлялся в церкви и задерживался иногда до полуночи. Ночью в здании спал сторож, старик беженец из Грозного.

Именно спал, укрывшись с головой на раскладушке. Толку от него большого не было - человека держали из жалости, давая кров над головой и небольшую зарплату. За сохранность икон и утвари никто не боялся. Местная братва истово почитала церковь: Чеченцев последнее время приструнили - так далеко они не забирались.

Да и бизнес их был другой. На воровстве, особенно в храме, столько не заработаешь, сколько на похищении людей. И вдруг случилось то, чего никто не мог предположить. Когда остается последнее, решающее усилие, внутренний голос начинает тебя искушать: Зачем драться за правду, если в первые минуты ее заболтают, затопчут, задвинут в дальний угол?

Он приложился ко кресту, хлеб-соль поцеловал и, сев на уготовленный стул, сказал: Потом все целовали его руку. Пугачев осведомился о городских казаках. Ему отвечали, что иные на службе, другие с их атаманом, Данилом Донским, взяты в Оренбург, и что только двадцать человек оставлены для почтовой гоньбы, но и те скрылись.

Он обратился к священнику и грозно приказал ему отыскать их, примолвя: Ты поп, так будь и атаман; ты и все жители отвечаете мне за них своими головами. Потом поехал он к атаманову отцу, у которого был ему приготовлен обед. Если б твой сын был здесь,P сказал он старику,P то ваш обед был бы высок и честен: Какой он атаман, коли место свое покинул? После обеда, пьяный, он велел было казнить хозяина; но бывшие при нем казаки упросили его; старик был только закован и посажен на одну ночь в станичную избу под караул.

На другой день сысканные казаки представлены были Пугачеву. Он обошелся с ними ласково и взял с собою.