Звездочка моя! Жаклин Уилсон

У нас вы можете скачать книгу Звездочка моя! Жаклин Уилсон в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Если ночь была совсем тяжелой, мы сматывались в разные страны на каникулы, ездили на экскурсии, купались в море, загорали. Сейчас, конечно, я в такие дурацкие детские игры не играю. По крайней мере, так же часто, как тогда.

Да и Стив уже в прошлом, и его богатый дом, и кровать с балдахином. Она терпела-терпела, а потом он сорвался на меня, и мама решила, что с нее хватит. В два чемодана уложили всю одежду, мое одеяло, мамину косметику, маленький проигрыватель для компакт-дисков, мамины любимые альбомы Дэнни Килмана и большой альбом про Дэнни. Конечно, в прямом смысле сбежать не получилось. Чемоданы были такие тяжелые, что мы их еле уволокли. Мы очутились в доме, где было много малышей, которые постоянно плакали, и детей постарше, которые постоянно дрались.

Одна тетя там хотела забрать себе наши диски Дэнни и альбом. И мы переехали в еще одну квартиру, ничем не лучше той, что в Лэтчфорде, а мама говорила, что ни за что больше не свяжется с мужчиной, будь он хоть принц из Букингемского дворца. Новую квартиру она мечтала превратить в настоящее гнездышко, даже расписала стены разноцветными красками и повесила занавески в цветочек.

Но там было так сыро, что потолок, как его ни крась, все время чернел от плесени, а занавески каждое утро можно было отжимать. Зато потом нам страшно повезло! Гарри Бенсон, очень хороший человек, за которым мама смотрела и убирала по четвергам, заболел пневмонией, попал в больницу и там умер. Мама расстроилась, потому что любила старого Гарри.

Кажется, он очень дорожил ее заботой и оставил ей все, что накопил за жизнь. Он часто говорил маме, что запишет все на нее, потому что не может вспомнить как следует ни одного родственника. Мама была очень тронута, хотя чему там было радоваться: Гарри, как и мы, жил в простой муниципальной квартире, и все его пожитки можно было сразу на мусорку отнести: А потом выяснилось, что на почте у него лежат двадцать пять тысяч фунтов! Может быть, его ставка выиграла, а может, копил всю жизнь. Но мама после этой новости постоянно плакала.

Мы вместе поехали в крематорий. Она знала, что его прах развеяли в палисаднике с розами. Мама опустилась на колени, шептала Гарри благодарности и меня заставила, хотя мне было немного неловко что-то вслух рассказывать красным и желтым розам. И я все высматривала, нет ли где на лепестках праха. Я тут же вынырнула из-под старого одеяла с медведями, плюхнулась на живот, а голову подперла руками. Я уже давно выросла — сегодня мне одиннадцать! Имена у них, конечно, не очень благозвучные.

Это я сама их так окрестила, когда мне было два или три года. Я крепко ее обняла. Она как былиночка, еще чуть-чуть — и надломится. Она не на диете, просто иногда ей даже некогда перекусить. С тех пор как мы переехали в Байлфилд, у нее целых три работы: Пиццу и печеную картошку, которые оставляет мама, разогреет в микроволновке даже ребенок.

И по телику можно смотреть любые передачи, и играть во что угодно, а когда я ложусь спать, в постели меня ждет записочка от мамы с небольшим посланием или загадкой. К примеру, какая-нибудь легкотня вроде задачки к песне Дэнни Килмана: Спи и клопик, и паук, засыпай скорей, мой друг! У нас и правда были клопы, когда мы жили в Лэтчфорде. Мама пустила к нам пожить подругу с двумя детьми, которая ушла от мужа и целых две недели ютилась на балконе выше этажом.

Видимо, вместе с ней к нам переехали и клопы. Потом подруга съехала, а клопы остались, отвратительные маленькие черные верткие создания. Мама выводила их карболкой, все время чистила матрас, но они по-прежнему ползали в кровати. В общем, мы махнули рукой на этот матрас, дотащили его до лифта, потом на улицу и бросили на пустыре за мусорными баками — туда все выносят мусор.

Мама потом ходила в отдел соцзащиты и просила новый матрас. А ей ответили вроде того, что мы и так живем в Лэтчфорде, в самой что ни на есть помойке. Мол, они не виноваты, что мы живем в такой грязи, и выписывать ей новые матрасы каждые пять минут не собираются. Прижмемся друг к другу на диванных подушках, поверх них — мамино одеяло, а накрываемся моим с мишками. Мне нравилось спать с мамой в обнимку, но у мамы вскоре разболелась спина.

Наверное, из-за этого она и связалась со Стивом. Мы переехали в его богатый дом, и он покупал нам все, что мы хотели. И не только матрас, но и новехонькие кровати. Они с мамой спали на шикарной кровати под балдахином на четырех столбах, прямо как в сказке.

У меня кровать была обычная. Мама хотела купить мне красивый комплект постельного белья, наволочку и одеяло. Она уже выбрала один — с белым кружевом и вышитыми розовыми бутонами. Мне он очень понравился, но совсем не хотелось после этого падать Стиву в ножки, и я сказала, что старое одеяло с медведями мне больше по душе.

После того как мама со Стивом укладывались в свою сказочную кровать, я сворачивалась между Розой и Голубой, и мы вместе отправлялись в лес на веселый пикник, совсем как в одной старой песенке. Я часто просыпалась по ночам, но из-за Стива не могла перебраться к маме, и мне приходилось ходить на пикники с Розой и Голубой.

Если ночь была совсем тяжелой, мы сматывались в разные страны на каникулы, ездили на экскурсии, купались в море, загорали. Сейчас, конечно, я в такие дурацкие детские игры не играю. По крайней мере, так же часто, как тогда. Да и Стив уже в прошлом, и его богатый дом, и кровать с балдахином. Она терпела-терпела, а потом он сорвался на меня, и мама решила, что с нее хватит. В два чемодана уложили всю одежду, мое одеяло, мамину косметику, маленький проигрыватель для компакт-дисков, мамины любимые альбомы Дэнни Килмана и большой альбом про Дэнни.

Конечно, в прямом смысле сбежать не получилось. Чемоданы были такие тяжелые, что мы их еле уволокли. Мы очутились в доме, где было много малышей, которые постоянно плакали, и детей постарше, которые постоянно дрались. Одна тетя там хотела забрать себе наши диски Дэнни и альбом. И мы переехали в еще одну квартиру, ничем не лучше той, что в Лэтчфорде, а мама говорила, что ни за что больше не свяжется с мужчиной, будь он хоть принц из Букингемского дворца. На обороте мама красиво вывела розовыми и лиловыми чернилами: Я пишу всегда по правилам, а вот мама в них не сильна.

Но я ни за что на свете не стала бы указывать ей на ошибки. Вместо этого я крепко-крепко ее обняла:. Настоящих подарков я не жду. Мама сама мне что-нибудь готовит или покупает вещи с рук и доводит их до ума. Но сегодня меня ждет сюрприз. В пакете поменьше — футболка, вся черная, даже в подмышках, новехонькая, сразу видно, что ее ни разу не надевали и не стирали.

Последний подарок показался мне немного странным: Себе я тоже такие взяла. Точно такие же есть у Дэнни на одной из фотографий, когда он был совсем молоденьким. И руки стали похожи на двух паучков, забежавших на кровать. Мама приплясывает от нетерпения, совсем как маленькая:. В Лондоне я была всего один раз. Мы ездили туда на выходные со Стивом.

Вечером они пошли гулять по клубам, а на следующее утро Стив был в очень плохом настроении и совсем никуда не хотел идти. В Букингемский дворец и на Трафальгарскую площадь? Покупать ничего не будем, просто погуляем, как будто бы мы две богачки на шопинге. А вечер у нас с тобой занят. Мы идем на премьеру фильма!

Я молча посмотрела на нее. Мама любит иногда присочинить, совсем как я. Я такое уже видела по телевизору. Там можно совсем близко подойти к звездам и даже с ними поговорить. Доля, угадай, кто там будет, ну же! Я и правда не догадывалась. О звездах кино я знаю мало. И я совсем не понимаю, почему она так разволновалась, кусает губы и сжимает кулаки.

Но нет, в той статье написано, что Дэнни там снимается в роли известной рок-звезды, такой же, как и он сам. Короче, премьера в субботу, и там будет Дэнни. Я долго откладывала деньги, чтобы купить тебе на день рождения подарок, и решила потратиться на билеты и новую одежду. Пришла пора тебе встретиться с ним, Доля. Пришла пора тебе познакомиться… с твоим отцом.

Последние слова она произнесла с трепетом. Это наша общая с ней тайна, такая страшная, что мы на эту тему почти не говорим. Мама никому, кроме меня, об этом не рассказывала, и я тоже никому не скажу, даже самой лучшей в мире подруге, если она у меня появится, потому что это самый большой на свете секрет.

Мой отец — Дэнни Килман. И даже если бы это не было тайной и я рассказала бы об этом всем, мне все равно бы никто не поверил. Мама познакомилась с Дэнни, когда ей было восемнадцать.

А полюбила его, когда ей было столько же лет, сколько мне. Она скупала все его альбомы и обклеила спальню его постерами. У нее были парни, но любила она одного только Дэнни. На концерт она пошла с подругой, и они сорвали себе горло — так визжали. А потом их пригласили выпить. Мама рассказывала, что это был самый потрясающий вечер в ее жизни и она сама себе не верила.

Болтать с Дэнни Килманом! Сидеть у него на коленке! Он оказался совсем не таким, каким она его представляла. Тихий, даже застенчивый, очень обходительный, все время заботился о ней. Мама рассказывала, что роман у них был короткий, но по-настоящему страстный. Они любили друг друга — моя маленькая мама и бог рок-музыки, Дэнни. И я не виню его за то, что он начал встречаться с Сюзи.

Нехорошо так говорить, но она прямо-таки вцепилась в него. Об этом тогда писали все. И я решила, что не стану ему запрещать с ней встречаться. Его первый брак распался, и он был волен делать все, что захочет.

А Сюзи уже стала знаменитой фотомоделью, очень красивая была, хотя мне ее внешность всегда казалась грубоватой. Но как раз тогда, когда я поняла, что жду от него ребенка, вышли газеты с этим ужасным заголовком: Я поняла, что слишком поздно. Что мне оставалось делать? Не могла же я рассказать ему о ребенке и разрушить его только созданную семью.